Страница добавлена в Избранное

Страница удалена из Избранного

Для добавления в Избранное необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.

Антон Долин: «Ребенок — не часть вас, а отдельный человек»

Кинокритик Антон Долин в интервью с основательницей Фонда «Университет детства» Екатериной Рыбаковой поделился своими взглядами на воспитание, рассказал, почему историю кино не нужно преподавать в школе и высказался в пользу глобализации искусства.

— Как вы думаете, настанет когда-нибудь такое время, когда дети будут изучать кино так же, как изучают литературу?

— Если честно, я не уверен, что это вообще нужно. Технически это возможно организовать, хоть и очень сложно. Допустим, будет составлена некая программа обязательных к просмотру фильмов. Но фильмы сложно задавать на дом: можно не найти их в хорошем качестве, флешки с фильмом тоже раздать нельзя — это пиратство. Смотреть кино в классе тоже не представляется возможным: урок длится 45 минут, а кино обычно от полутора часов. Да и разбирать не с кем: в педагогических вузах этому не учат, методистов тоже нет.

Возникает вопрос, как выбирать фильмы. По литературе мы изучаем отечественную классику. Но это же странно! Терзаем мы, например, «Войну и мир»много уроков — а почему не «Госпожу Бовари»? Почему «Отцам и детям» в учебном плане отдается четверть, но ни одного урока не посвящается «Дон-Кихоту» или «Божественной комедии», хотя эти произведения, при всем уважении к Тургеневу, важнее для развития человечества?

Изучение музыки в школе ограничивается хоровым пением, а историю живописи вообще не преподают в обычных школах.Почему на фоне всего этого встает вопрос об изучении кино? Даже если взять великого режиссера Тарковского, Бергмана, Эйзенштейна, Курасаву, разве можно говорить, что его изучение важнее Сервантеса, Шекспира?

И последний аргумент против изучения кино в школе: выпускаясь, большая часть людей ненавидят Достоевского, Пушкина, Чехова. Заставить всех ненавидеть еще и кино — плохая идея.

— Как тогда привить детям вкус к кинематографу? С какого возраста начинать показывать фильмы? И какие?

— На самом деле хоть с самого рождения можно показывать. Что касается приучения, нужно быть очень осторожным, нельзя заставлять ребенка смотреть что-то, это вызовет у него отторжение. Поэтому стоит наблюдать за ребенком, что ему интересно и исходить из его вкусовых предпочтений, осторожно советуя что-то новое. Например, если ребенку нравится аниме, стоит показать ему Миядзаки.

Чаще всего родителям хочется привить любовь к тому, что им самим нравилось в детстве. Но культурная парадигма очень быстро меняется, вряд ли ребенок оценит то, что нравилось вам в его возрасте. Очень важно избежать роковой ошибки навязывания своего мнения.

Из исследований  Юнга мифа в литературе, понятно, что вся литература и мышление человека базируются на каких-то архетипах, которые остаются неизменными. Например, одиночества, отчуждения и покинутости. Если человеку аниме ближе, то он вытащит их и из аниме. А тот же Антониони, если ему не понравится смотреть, будет бесполезен.

— Возможно ли применить этот подход к преподаванию литературы в школе? И как это сделать?

— Никак. Но можно представить себе утопическую модель, в которой учителями литературы работают только симпатичные харизматичные люди, которые хорошо говорят и рассказывают. Стоит позволить этим людям самим работать над созданием программы. Но это все неосуществимо. Очень часто  в профессию учителя приходят от безвыходности: нет другой работы. В результате такие педагоги недовольны детьми, контактом с родителями детей, своей зарплатой и жизнью. Конечно же, ученики страдают от нелюбви к предмету, которой их заражают такие учителя.

Нельзя привить детям любовь к тому, что тебе самому не нравится.

— Вы любили читать в детстве?

— Да, я читающий человек. Научившись читать в 4 года, всю жизнь провожу с книжками. Это почти похоже на невроз. Даже, когда во время карантина весной у меня не шла ни одна книга, я все равно хватался за чтение, потому что не умею иначе. Выходя из дома, я всегда беру сумку по той простой причине, что в ней у меня всегда лежит книга, иногда мне некогда ее открыть, но я все равно ношу ее как талисман. На прикроватной тумбочке у меня тоже лежат книги. Наверное, штук 40, некоторые по пять лет. В общем, в литературу я погружен 24 часа в сутки.

— Ваши родители или учителя как-то повлияли на любовь к чтению? И любят ли читать ваши дети?

— Никто ничего не делал для того, чтобы я любил читать, да я и не очень верю в то, что вообще возможно привить любовь к чтению. Можно открыть человеку дверь в мир литературы, а дальше он сам примет решение, входить в нее или нет. Например, я много читал своему старшему сыну, давал ему разные книги, но он не любит читать и читает очень мало, а младший сын читает очень много. Сейчас он терзает второй том «Гарри Поттера», а по вечерам мы смотрим по полчаса экранизации в качестве иллюстрации к прочитанному. Для него, как и для меня, книги — неотъемлемая часть жизни.

Было время, когда я переживал из-за того, что старший сын не любит книги, а потом смирился. Зато он увлекается изобразительным искусством, учится во ВГИКе, смотрит много кино.

— Вы как-то формировали библиотеку фильмов, на которых вырос ваш сын? Были ли там российские фильмы?

— Конечно, формировал, и российские фильмы тоже были, хотя я не разделяю оголтелого патриотизма нашего кино и мультиков. Тут как и с литературой: мы изучаем «Горе от ума», а «Мизантропа» Мольера — нет, хотя дистанции, отделяющие современного человека от героев этих произведений, примерно одинаковые.

Идея изучать что-то просто потому, что оно «наше», кажется мне абсурдной. Почему нам важно, чтобы представления о добре и зле ребенок получал из русской сказки «Аленький цветочек», а не из иностранной «Красавица и чудовище»?

С кино точно так же: неважно, смотрит ребенок советский мультик «Снежная королева» или американский «Спящая красавица» — важно, чтобы он делал это правильно, чтобы ему было интересно, была эмпатия. А в какой стране это сделано, ребенок до определенного возраста даже не поймет, ему это неинтересно. Подобного рода патриотизм обычно идет из государственной пропаганды или от людей, которые родились в СССР и не знали зарубежной культуры. Но для тех, кто появился на свет после 1995 года, нет разделения культуры на «нашу» и «не нашу». Зритель должен иметь возможность выбирать то, что ему ближе и интересней.



— Но ведь в России тоже снимают хорошее кино?

— Да, но вы же не станете обвинять человека, который любит английские детективы, в том, что он не читает русскую литературу. А кто-то другой любит российский психологический роман и не читает английских детективов. Многим нравится фентези, и его лучше пишут в англо-американском мире, чем в России.
Наша задача — дать детям лучшее, интересное, то, что им понравится. Я не думаю, что при этом фактор национальности должен играть какую-то роль.

— Многие считают, что детям вредно смотреть современные мультсериалы, как «Маша и медведь». Что вы об этом думаете?

— Я не совсем понимаю, в чем конкретно вред. Если ребенку нравится смотреть мультфильмы, это лучше, чем, если ему нравится драться или курить траву — пусть смотрит «Машу и медведя». Просмотр любого тупого мультфильма, как и чтение любой тупой книги, будет полезнее почти любого занятия.

Единственные табу в мультфильмах для меня такие же, как для большинства людей: если в мультике есть секс, ксенофобия и пропаганда, то да, смотреть это не стоит. Если же это просто сказки, шутки (хоть и несмешные для меня), не думаю, что такие мультики принесут какой-то вред. Первый урок, который должен усвоить любой родитель: ребенок — это не часть тебя, а другой человек. Если вы будете доверять детям, они будут доверять вам в ответ, интересоваться вашим мнением, что посмотреть или почитать.

Антона Долин рекомендует хорошие мультфильмы

Современные
Авторские мультфильмы Константина Бронзита, например, «Мы не можем жить без космоса» и «Он не может жить без космоса».
Полнометражный анимационный фильм Андрея Хржановского «Нос, или Заговор не таких».
Цикл Хржановского по рисункам Пушкина.

Советские
Норштейн, Атаманов, Хитрук — хорошая советская анимация.
Советский «Маугли» «Конек Горбунок».
«Заколдованный мальчик».
«Ну, погоди!», главный источник сведений о советской ментальности.

Зарубежные
Классический Уолт Дисней — просто сокровищница, и он совершенно не мейнстримный. «Белоснежка» и «Дамбо»полны авангардных решений.
Творчество компании Pixar, например, все части «Истории игрушек».
Хаяо Миядзаки, «Ветер крепчает».
Макото Синкай. «Евангелион» и «Призрак в доспехах».
Творчество студии ArtMan, Британия и американской студии Paranormal. Произведения Тома Мура.
Из классики — «Желтая подводная лодка», «Кошмар перед Рождеством».


— Что вы думаете о детских театральных постановках, которые ставят в детских садах и школах? Дети часто не понимают, в чем участвуют, не оказываются вовлеченными в процесс.

— Мой старший сын ходил в специальную театральную школу, с удовольствием играл на сцене. Но своего младшего сына я отправил в другую школу, потому что ему некомфортно играть на сцене, наряжаться. Если ребенку не нравится участие в спектаклях, не надо его заставлять.

Да, театр может быть ценным опытом, если ты действительно хочешь этому научиться, но не нужно заставлять себя этим заниматься, если тебе неинтересно — это как учить плавать человека с водобоязнью.

Если взять за аксиому то, что представления о счастье глубоко индивидуальны, то все догмы «мы должны это», «дети должны то» оказываются эфемерны.

— Насколько, на ваш взгляд, для родителей важно выбирать школу для своих детей? Многие считают, что достаточно отвести своего ребенка в ближайшую к дому, и на этом миссия закончена.

— Школа важна далеко не всем. Мне была важна, первые мои тексты были написаны там, я до сих пор дружу со своими школьными учителями и одноклассниками, даже женился на однокласснице. Для кого-то важен университет или первая работа в то время, как школьные годы совершенно не задерживаются в памяти.

Для своих детей от школы я хочу двух вещей: чтобы ребенку там было хорошо и чтобы ему там никак не навредили. Если в школе никак не вредят и он туда по какой-то причине хочет, этого достаточно. В остальном ты из школы вынесешь столько, сколько сам захочешь вынести. Это все очень относительно и индивидуально, нельзя вдолбить ребенку в голову то, что он не хочет знать.

Антон Долин — журналист, кинокритик и радиоведущий, главный редактор журнала «Искусство кино» и кинообозреватель передачи «Вечерний Ургант».
Родился в Москве в семье интеллигентов (мать — поэтесса и исполнительница собственных песен Вероника Долина, отчим — кинорежиссер и сценарист Александр Муратов).
В 1997 году Антон Долин окончил филфак МГУ, начал карьеру на радиостанции «Эхо Москвы», где проработал до 2002 года. При поддержке более опытных коллег — Андрея Плахова, Даниила Дондурея, Петра Шепотинника — погрузился в мир кинокритики.
Статьи о кино Долина регулярно публикуют «Афиша», «Новая газета», «Газета.ру», «Сноб», «Meduza».


В оформлении публикации использованы фотографии culture.ru, tv3.ru, Тимура Абасова, zvzda.ru

 

Партнерский материал

Подписаться на канал Университет детства


Автор

Екатерина Рыбакова

Все материалы автора

Количество подписчиков: 22

Подписаться Отписаться

Комментарии (0)