ВОЗ признала игроманию заболеванием: как заметить ее у подростка

Видео- и цифровая игромания вошла в 11-ю версию Международной классификации болезней (МКБ-11), одобренной Всемирной организацией здравоохранения, как один из видов расстройств. 

Всего в документ попали свыше 55 тысяч болезней, травм и расстройств. Помимо игровой зависимости, среди новшеств оказалось включение главы о традиционной медицине, которая сейчас популярна у миллионов людей.

По данным врача-психиатра Первого Московского государственного медицинского университета имени Сеченова, кандидата медицинских наук Дмитрия Петелина, в России этой проблемы касалось не так много исследований, особенно масштабных, которые бы учитывали ситуацию во всей стране. 

«Я думаю, что это достаточно существенная пропорция, наверное, сопоставимая с европейскими странами, — лица молодого возраста, начиная с подросткового возраста, до около 30 лет, до пяти-десяти процентов, иногда меньше, в том или ином виде страдают игровой зависимостью. А вот в странах Азии есть данные о распространенности в подростковом возрасте до 30 процентов», — цитирует Петелина ТАСС.

Эта проблема не нова, и в медицинском сообществе ее обсуждают уже последние 20 лет, но только теперь она «признана по-настоящему значимой и внесена в МКБ-11 как достоверный диагноз».

Каковы симптомы и как лечить

В МКБ названы три главных симптома, которые свидетельствуют о наличии игровой зависимости. Диагноз по ним можно поставить при наблюдении за человеком примерно год или более.

  • Выраженное нарушение контроля за игровым поведением. Пациент не способен контролировать время начала игры, частоту, в том числе в течение недели, интенсивность и длительность. Такой человек не может не сыграть, если для этого есть хотя бы минимальная возможность, и не может остановиться. 
  • Безоговорочный приоритет игр в ущерб всем остальным занятиям. Это начинает вредить учебе, работе, вытесняя все остальные виды деятельности. 
  • Продолжение игры несмотря на негативные последствия. Например, пациент провалил сессию или лишился работы, но не отказывается от своей привычки.

Как отметил Петелин, обычно для лечения подобных расстройств используют немедикаментозную медицинскую помощь. По поводу медикаментозной проводилось очень мало исследований, и они нерепрезентативны.  

«Немедикаментозные методы достаточно многообразны, они включают в себя различные формы психотерапевтического вмешательства, разъяснительную работу, обучение человека ведению дневника с перечислением времени, которое было затрачено на игры, описание сопутствующих факторов, их корректировки», — объяснил психиатр.

По его данным, самой эффективной помощью людям с тяжелой формой игровой зависимости является их размещение в специальных лечебных дневных лагерях. Таким образом пациента «вытягивают» из привычной ему среды и предлагают альтернативные виды деятельности. Это помогает избавить его «от условных рефлексов, которые выработались за долгое время».

В то же время Петелин призвал родителей всегда сохранять спокойствие и не преувеличивать увлечения подростков. Специалист напомнил, что в современной жизни нельзя обойтись без гаджетов. 

«Я категорически против упора на то, что якобы главное, чтобы ребенок не сидел слишком много за компьютером, так как из-за этого он может стать игроманом. Это так не работает», — считает психиатр.

Если у взрослых все же возникают опасения, стоит проводить с ребенком больше времени и строить доверительные отношения, чтобы он всегда мог поделиться переживаниями. Параллельно с этим нужно показывать подростку другие интересные занятия, чтобы он рос разносторонним человеком и у него была возможность выбора: записаться в спортивную секцию, погулять или найти хобби по душе. 


Материал по теме:

Как говорить с детьми о безопасности и не показаться занудой


Если вам нравятся материалы на Педсовете, подпишитесь на наш канал в Телеграме, чтобы быть в курсе событий раньше всех.

Подписаться
Новости образования
Вам будет интересно:
Участники