«Он просто выводит меня из себя!» Как работать с непослушными учениками?


Фотографии: Depositphotos / Иллюстрации: Юлия Замжицкая

Встречаются дети, которые будто бы намеренно будят в учителе «зверя»: дерзят, матерятся, не реагируют на замечания. О таких говорят «неуправляемый». Есть ли медицинские причины трудному поведению? Как выстроить работу и не потерять контроль над собой, если в классе есть такой ребенок? Разбираемся вместе с российскими и западными экспертами по детским поведенческим проблемам.

Есть причина?

На днях сразу в двух школах на Урале произошли инциденты, связанные с рукоприкладством учителей в отношении школьников. Педагог школы № 49 в Новоуральске дала пощечину первокласснику за то, что он хулиганил на перемене, а в ответ на замечания «обложил» ее матом. А за несколько дней до этого случая, учительница из школы г. Березовского ударила шестиклассника по лицу и порвала его тетрадь: мальчик, который считается трудным подростком, провоцировал педагога, хамил ей и называл на «ты».

Подобные этим ситуации заставляют общество разделиться: одни скорбят об утраченном авторитете учительской профессии, обвиняют родителей в плохом воспитании и поддерживают учителей, которые «не сдержались», — мол, с кем не бывает. Звучат и предложения вернуть в школу систему телесных наказаний. Другие же считают, что такое поведение педагогов нельзя оправдывать, ведь они старше, мудрее и должны владеть собой в любой ситуации, не опускаясь до физического воздействия.

Ученики, которые ни во что не ставят учителей, — не редкость не только в России, но и за рубежом. Бронвин Харрис, учительница с многолетним стажем из Окленда, штат Калифорния, работала со многими проблемными школьниками, но к встрече с одним из них — третьеклассником Антонио — тем не менее, оказалась не готова:

«Иногда он говорил „нет“ еще до того, как я заканчивала задавать вопрос, — вспоминает Харрис. — Однажды я сказала: „Эй, ты даже не знаешь, о чем я хотела тебя спросить“. Он ответил: „Это не имеет значения. Нет!“ В другой раз ребенок просто потрепал его по плечу, а Антонио развернулся и набросился на него, размахивая кулаками».

Бронвин Харрис связалась с семьей мальчика и узнала, что у него диагностировано «оппозиционно-вызывающее расстройство», или ОВР (с англ. Oppositional Defiant Disorder (ODD) — прим. ред.). Согласно определению Американской академии детской и подростковой психиатрии, ОВР — это «модель непослушного, враждебного и вызывающего поведения, направленного на авторитетных лиц». Дети с таким диагнозом отказываются сотрудничать, вызывающе и враждебно настроены по отношению к сверстникам, родителям, учителям.

«Один из моих подопечных учился в коррекционной школе лишь по той причине, что не мог себя контролировать. Только в первом классе он уже был исключен из двух школ. Ребенок не подчинялся учителю, был агрессивен со сверстниками, враждебен к другим взрослым. Он выбегал из класса, посылал „на три буквы“, переворачивал парты, устраивал драки — игнорирование правил было для него привычным поведением», — рассказывает Мария Бурыка, детский клинический психолог, специалист по работе с детьми с поведенческими трудностями. 

Откуда берется ОВР?

Причины возникновения диагноза «Оппозиционно-вызывающее расстройство» до конца не изучены. Исследователи выдвигают две теории:

  1. Теория развития, согласно которой проблемы начинаются, когда дети еще находятся в младенческом возрасте. Возможно, дети и подростки с ОВР были эмоционально привязаны к родителю или другому значимому взрослому и испытывали трудности с тем, чтобы научиться быть независимыми от них. 
  2. Теория обучения, которая предполагает, что негативные симптомы ОВР являются усвоенными установками. Родители и другие люди, обладающие авторитетом для ребенка, используют негативные методы подкрепления — попросту говоря, наказание — для устранения нежелательного поведения. При этом только нежелательное поведение позволяет ребенку получить то, что он хочет: внимание и реакцию со стороны родителей или других людей.

В обоих случаях это дети, получившие психологические травмы на ранних стадиях развития. Как и многие ее коллеги, Бронвин Харрис никогда раньше не слышала об ОВР, но, изучив этот диагноз, поняла, почему, общаясь с Антонио, она чувствовала себя настолько измученной и беспомощной. 

«Трудное поведение ребенка с ОВР не является отражением личного отношения к нам. К этому стоит относиться как к крику о помощи. Это те дети, которым взрослые не смогли помочь справиться с собой, найти свое место в жизни, интегрироваться в общество. Чувства, которые возникают при взаимодействии с ними, порой тяжелы и травматичны, но эти переживания являются отражением того, что ощущает сам ребенок — гнев, бессилие, глубокую грусть. Наверное, нет детей, которые бы больше других нуждались в нашем принятии, понимании и помощи», — объясняет Мария Бурыка.

В России о таком диагнозе тоже слышали немногие. Хотя дети, потенциально его имеющие, встречаются довольно часто. Эксперты утверждают, что им страдают от 1 до 16 процентов учащихся, и многие из них остаются недиагностированными. Несмотря на то, что большинство учителей никогда не работали с детьми с подтвержденым ОВР, они отмечают, что на практике постоянно сталкиваются с противодействием и неповиновением отдельных учеников.

Что делать учителю?

Вот несколько стратегий, которые помогут сохранить здоровую атмосферу в классе и не срываться на ребенка.

Установите реалистичные цели.

Допустим, у вас есть ученик, который отказывается сидеть за партой, а вместо этого устраивает скандал и уходит из класса. Сначала определите, какое поведение вы хотели бы видеть. Будьте реалистами: если ребенок привык уходить из кабинета, то просто оставаться на своем месте — это уже большой шаг для него.

Затем соберите исходные данные. Как часто ребенок ведет себя желаемым образом? Ноль процентов времени? Двадцать процентов? 

«Базовые данные помогут вам поставить разумные цели и отследить рост, — говорит Дэвид Андерсон, старший директор Центра СДВГ и деструктивных расстройств поведения Института детского мозга. — Работайте над достижением желаемого поведения, используя сочетание положительного подкрепления и предсказуемых последствий нарушения правил. Не ждите волшебства. Изменение поведения происходит медленно и требует постоянных усилий».

Хвалите за хорошее поведение.

Дети, демонстрирующие вызывающее поведение, получают много негативного внимания. Переключите внимание на позитив, давая конкретную обратную связь, когда вы замечаете, что ребенок делает то, чего вы от него ждете. 

«Но учтите: некоторые из них настолько привыкли к негативной обратной связи, что позитивная может заставить их чувствовать себя неуверенно. Будьте осторожны, не ставьте их внезапно в центр внимания, так как это может спровоцировать защитную реакцию в виде агрессии. Возможно, лучше похвалить ученика шепотом или поговорить с ним наедине», — советует Рэйчел Ломанн, школьный консультант в Wake Young Men’s Leadership Academy, г. Роли, Северная Каролина. 

Подождите, прежде чем реагировать.

Иногда учителя невольно создают условия для неповиновения, предполагая самое худшее о ребенке. 

«Мы можем быть настолько обеспокоены тем, что ребенок будет вести себя плохо, что в итоге сами его провоцируем. Но во многих случаях он, возможно, и не собирается вести себя плохо. Поэтому сделайте глубокий вдох и не вмешивайтесь без необходимости. Возможно, вам вообще удастся избежать борьбы за власть и вы будете приятно удивлены хорошим поведением ребенка, за которое можно похвалить», — говорит Дэвид Андерсон.

Поговорите с классом.

Вызывающее поведение одного ученика влияет на весь класс, поэтому важно обсудить, что происходит.

«Однажды, когда Антонио не было в школе, я поговорила с классом о том, что некоторым людям легче контролировать свои чувства, чем другим, — рассказывает Бронвин Харрис. — Ученики очень хорошо отреагировали и в дальнейшем смогли игнорировать его выходки.

Помните, что ученики могут быть не так чувствительны к деструктивному поведению, как взрослые. Дэвид Андерсон предлагает учителям обратиться к детям с такими словами: «У всех нас бывают моменты, когда мы теряем самообладание или с трудом выполняем указания. Это то, над чем мы работаем всем классом, и наша задача – помогать друг другу».

Обратитесь за помощью.

Обратитесь за помощью к школьному педагогу-психологу. Он может ненавязчиво понаблюдать за поведением ученика и его взаимодействием с учителем, а также дать полезные советы, как нивелировать проблему. 

«Часто эти дети просто выходят из себя, не понимая, что именно привело к вспышке гнева. Я учу их определять триггеры и рассказываю, что делать, когда они начинают злиться», — говорит Рейчел Ломанн.

Возможно, психолог сможет поработать с учеником индивидуально или порекомендовать его родителям хорошего специалиста, к которому они смогут обратиться. Стоит отметить, что мамы и папы не всегда готовы к сотрудничеству с учителем и психологом: они бывают настолько перегружены и измотаны собственными проблемами, что воспринимают в штыки любые «вмешательства» со стороны.

Создайте систему эмоционального общения.

Вместе с учениками разработайте систему общения, которая позволит им сообщить о том, что они находятся на пределе своих эмоциональных возможностей. Можно использовать шкалу от 1 до 10, где 10 означает «все замечательно», а 1 — «все очень плохо». Ученики могут написать цифры на карточках и передавать их учителю до начала урока, не показывая одноклассникам. 

В те дни, когда ученик сигнализирует о высоким уровне стресса, можно разрешить ему работать в своем темпе, не привлекая к нему лишнего внимания.

Заключите договор.

С учениками средней школы можно заключить «поведенческий контракт». В нем нужно определить поведение, которое вы желаете видеть, а также поощрения и последствия за нарушения условий «контракта». При этом важно не выдвигать слишком высокие требования.

«Если ученик не делает домашнее задание, он, скорее, начнет делать его частично, чем полностью. Вы можете обратить внимание детей, что они могут попросить о помощи в выполнении домашнего задания в специально отведенное время. Также поинтересуйтесь, есть ли у ребенка возможность организовать процесс выполнения домашней работы так, чтобы ничто его не отвлекало», — советует Дэвид Андерсон.

Постарайтесь понять «трудного» ученика.

«Такие дети умеют нажимать на все эмоциональные «кнопки», которые есть у учителя. Чувство неприязни и разочарования — это нормальная человеческая реакция на постоянное неповиновение. Тем не менее, важно понять, что они еще дети. Поставьте себя на их место и подумайте, каково это — все время испытывать такой уровень гнева и разочарования, не иметь друзей. И тогда вы сможете начать развивать отношения с ребенком», — говорит Рейчел Ломанн.

По опыту педагога, когда дети с оппозиционно-поведенческим расстройством доверяют своим учителям и считают, что им действительно хотят помочь, то они наконец начинают сотрудничать, и уровень «непослушания» снижается.


Материалы по теме:


Учителям Детская психология
Вам будет интересно:
Дистанционная переподготовка педагогам

30+ программ обучения

2 квалификации в дипломе

Каталог программ