Настоящие детективки: школьницы расследовали служебный роман учителей

Дежурство возле учительской, подглядывания, ежедневные засады в кустах напротив школы, бесконечные подарки, фотографирование, субботние бдения на лестничных клетках. Три школьницы заподозрили служебный роман между учителями, стали его расследовать и превратили жизни всех участников в триллер с элементами мелодрамы.

Все события, изложенные в тексте, произошли в одной российской школе и отображены достоверно. По просьбам учениц-участниц (они же — рассказчицы), а также из уважения к упомянутым здесь преподавателям, все имена и отчества были изменены.

Действующие лица: 

Катя — ученица 7 класса.

Аня — ученица 7 класса.

Ульяна — ученица 6 класса.

Вадим Николаевич — преподаватель истории.

Виктория Александровна — преподавательница английского языка.

Ульяне открывают глаза

Катя с Ульяной жили в одном дворе, учились в одной школе и дружили примерно с пятого класса. Любимыми занятиями Ульяны были история и английский. Особенно ей нравился стиль одежды англичанки и ее манеры. Для нее на тот момент одеваться как она было недостижимо, поэтому она мечтала быть похожей на учительницу, когда вырастет. И, конечно же, хорошо знать английский.

«Как-то раз я заглянула в учительскую по какому-то вопросу во время урока и увидела надвигающуюся на меня Викторию Александровну с немного растрепанной прической, которая кричала полушепотом: „Ульяна, что ты здесь делаешь! Немедленно вернись в класс!“ Краем глаза я успела заметить Вадима Николаевича, нашего историка, который стоял в дальнем углу, заметно нервничал и поправлял пиджак».

Виктория Александровна сидит на коленях у Вадима Николаевича. Ну, то есть, все стоят, всем нашлось место в кадре, а ей как бы не хватило, и она села ему на колени?

Через несколько дней Ульяна пробралась в подсобку историков. В шкафу она нашла фотографии с праздничных посиделок учителей. На одном групповом снимке была Виктория Александровна, сидящая на коленях у Вадима Николаевича. «Ну, то есть, все стоят, всем нашлось место в кадре, а ей как бы не хватило, и она села ему на колени?» — подумала Ульяна. 

На перемене она нашла Катю, девочки спрятались под лестницей и устроили экстренное совещание.
Катя выслушала ее и сказала: «Все понятно, у них служебный роман».
Ульяна спросила: «И что теперь делать?».
Катя ответила: «Можно ничего не делать. А можно расследовать его».
Девочки выбрали второй вариант.

Never give up

Ульяна не очень любила читать, а Катя наоборот. Ей всегда нравился жанр приключений и детективы. Скорее всего, вследствие такого бэкграунда, она и придумала обстоятельный план, как именно они будут собирать доказательства служебного романа. 

Мы выяснили, что у англичанки есть ребенок, маленький сын. И заподозрили, что это может быть ее ребенок не от мужа, а от историка.

Каждый вечер после уроков Ульяна и Катя сидели в кустах напротив школы. Катя вела дневник наблюдений: записывала время выхода историка и англичанки, а затем они с Ульяной разделялись и шли, а затем ехали вслед за каждым. Так они выяснили точные адреса, код домофона, этаж и квартиры, а еще зафиксировали расположение всех окон внесли в план удачные точки для наблюдений. По субботам и воскресеньям они по очереди проводили время в подъездах историка и англичанки. 

«Мы с Ульяной обнаружили, что у англичанки есть ребенок, маленький сын. И заподозрили, что это может быть малыш не от мужа, а от историка. Но чтобы это точно понять, нам нужно было увидеть его: на кого похож? Однажды англичанка вышла из квартиры, а мы спустились вниз: подглядывали в замочную скважину и прикладывали к ней уши. Как-то раз, за секунду до открытия двери, мы еле успели унести ноги на свой этаж наблюдений. Бабушка англичанки пошла выносить мусор, поднялась по лестнице и увидела нас. Мы не знали, куда нам деться и очень нервничали, вписавшись в стену напротив мусоропровода. Она с подозрением посмотрела на нас. Аналогичным образом мы встретили ее мужа».

Влюбленная третья лишняя

Аня была одноклассницей Кати, но они особо не дружили. Однажды их посадили за одну парту и как-то само собой получилось, что девочки стали больше общаться. Как-то раз Аня заметила на столе блокнот: открыла его и увидела какие-то схемы, списки, вклеенные фотографии историка и англичанки. На просьбу поделиться подробностями Аня услышала: «Это наше расследование, не лезь в него». 

После всего увиденного, заинтригованная Аня стала обращать внимание на Вадима Николаевича и неожиданно влюбилась в него. Она стала подбрасывать ему анонимные открытки с любовными посланиями, оставляла небольшие подарки на столе в подсобке или в шкафчике в учительской.

Однажды она попросила Катю взять ее с собой, чтобы увидеть, как выглядит его жена. Девочки согласились только потому, что им не хватало каких-то данных в расследовании. На День учителя Ульяна и Катя отправились домой к историку. 

Они нарвали цветы с клумбы, купили коробку конфет, написали поздравительную открытку и позвонили в квартиру. Дверь открыла его жена, навстречу выбежали две маленькие девочки.

«От имени и лица школьного комитета мы принесли Вадиму Николаевичу специальные подарки на День учителя! До свидания», — торжественно сказали мы и быстро убежали. Катя потом справедливо отметила, что это было началом провала их плана по расследованию служебного романа. 

Blow up

Расследование длилось примерно полгода. Кусты, в которых Ульяна и Катя сидели в засаде, успели облететь, но девочкам они уже были не нужны. Школьницы выяснили ключевые вещи, но так и не добрались до главной разгадки. При этом им все удавалось так легко, что они даже подумать не могли о силе треска, с которым вот-вот должны были провалиться.

«Для фото-досье нужно было сделать еще несколько снимков. Я фотографировала на черно-белый фотоаппарат Зенит, а затем проявляла фотки дома в ванной. Это придавало нашему с Ульяной шпионажу особенный шик».

Как-то раз на перемене Катя расположилась возле окна столовой, где в тот момент обедал Вадим Николаевич, а затем стала фотографировать его. Когда он увидел ее, она побежала в класс. После звонка за ней зашла классная руководительница и отвела в кабинет директора. Ульяна там уже сидела.

О чем был разговор, представить не сложно. Директор знала почти всё и требовала ответить на главный вопрос: зачем они все это устроили? Затем в кабинет завели Вадима Николаевича и Викторию Александровну. Они просто сидели и молча слушали. В конце директор сказала девочкам попросить прощения у учителей и пообещать прекратить преследование. Катя с Ульяной выполнили оба требования. На некоторое время им запретили общаться между собой и за пределами школы тоже. 

Сказки краткая глава — ночь накануне Рождества

Перед новым годом санкции смягчились, девочкам разрешили прийти на празднование и дискотеку. Влюбленная в историка Аня вызвала их на разговор и сообщила, что планирует пригласить Вадима Николаевича на медляк и поцеловать его в процессе.

Девочки сказали ей, что та плохо подготовилась, потому что не выяснила, где сейчас англичанка. Все трое по очереди стали дежурить под дверью кабинета историков, где педагоги закрылись на ключ, приглушили свет и веселились.

Они вглядывались в темноту и пытались кого-то найти. Мы с Катей поняли, что ищут нас. И сами направились к ним. У нас не было никакого плана. Но вдруг заиграл Меладзе и объявили белый танец.

Во время дежурства Кати дверь резко открылась: она отлетела на пол от удара и побежала прятаться. Кто-то зашел в кабинет и сказал: «Девочки, вы здесь?» Все трое стали медленно выползать из-под стола. Перед ними стоял коллега Вадима Николаевича: подвыпивший и с улыбкой на лице. «Кого я сейчас дверью ударил?» Внезапно в кабинет вошла Виктория Александровна: увидела всю троицу, но сделала вид, что никого не узнала. После чего они оба вышли из кабинета.

Расстроенные девочки пошли танцевать. Но тут произошло неожиданное: в актовом зале появился Вадим Николаевич и Анатолий Евгеньевич (прим. коллега историка): они вглядывались в темноту и пытались кого-то найти. 

«Мы с Катей поняли, что ищут нас. И сами направились к ним. У нас не было никакого плана. Они не не успели ничего нам сказать. Заиграл наш любимый Меладзе и объявили белый танец. Дальше все было как во сне: не сговариваясь, мы пригласили их. Я — Вадима Николаевича, Катя — Анатолия Евгеньевича. Во время танца я пыталась приблизиться к его губам настолько, чтобы случился поцелуй. Он смотрел мне прямо в глаза, молчал и улыбался. От него пахло алкоголем и парфюмом. На последних строчках припева я положила голову ему на плечо и провела губами по небритой щеке. Он сильно приобнял меня, продолжал улыбаться и молчать. Катя потом сказала, что это был худший медляк в ее жизни».

Засушенный мандарин

После новогоднего вечера прошло несколько месяцев. В расследовании наступило затишье, но Аня не переставала надеяться на поцелуй и что-то большее с Вадимом Николаевичем. Кроме того, Катя тоже обнаружила в себе чувства к нему. Дружбе девочек это не помешало.

Теперь они обе писали ему анонимные признания в любви и подбрасывали их всюду. Преследовали по известным и прописанным в блокноте маршрутам, чтобы почувствовать себя поближе к нему. А еще постоянно смущали тем, что поздравляли со всеми существующими праздниками и дарили разные книги по истории прямо в школе.

Как-то раз его долго не было на работе: девочки выяснили, что он болеет, обзвонили все регистратуры, узнали адрес больницы и поехали к нему. Дежурная вызвала его в коридор. 

«На его шее и спине был корсет. Когда он увидел нас с Аней, мы сидели на подоконнике и спорили, кто вручит ему подарок. Поскольку мы не знали, чем он точно болеет, мы собрали пакет с разными фруктами и печеньем. По его оцепенению мы поняли, что нас он точно не планировал здесь увидеть». 

Вадим Николаевич со смущением принял подарок, попросил от него отстать и отправился в свою палату.

После этого эпизода чувства Кати стали угасать, а вот Аня не теряла надежды и продолжала, уже в одиночку, добиваться хотя бы поцелуя с ним. К 9 классу, по ее собственному признанию, она реализовала часть своего плана. Что касается служебного романа историка и англичанки: по слухам, он у них действительно был, но никто из участников в итоге не развелся.

В конце того года, после бесславного похода девочек в больницу, произошел один странный эпизод. Традиционная новогодняя дискотека была в разгаре: Катя с Ульяной уже ни за кем не следили, а просто танцевали. Аня тоже была с ними. Вдруг к ним троим подошел Вадим Николаевич. Протянул Кате и Ане по одной мандаринке и сказал: «С новым годом, девочки!» И ушел. 

Девочки до сих пор не понимают, что это было. Известно, что подаренную Кате мандаринку она отдала Ане. Которая затем рассказывала, что съела обе, а корочки высушила, упаковала в пакет и пару лет хранила их под подушкой, пока ее любовь окончательно не прошла.

Что скажет психолог

Психолог Елизавета Филоненко объясняет:

— Все что начинается с любопытства к личной жизни преподавателей, имеет прообраз к интересу о частных историях тех персон, которых мы считаем знаменитыми, богатыми, властными. Например, селебрити. Для таковыми являются учителя.

Девочки получают особенный кайф от того, что чувствуют определенную власть над теми, за кем следят. Учителя — часто пугающие фигуры, которые могут устроить проблемы и которых мы воспринимаем как начальников. Когда дети тайно следят, собирают какой-то компромат на педагогов, они испытывают чувство тайной власти. Теперь они владеют ситуацией, они знают постыдную тайну, они могут навредить компроматом. Так преодолевается разрыв «начальник-подчиненный»: школьницы берут реванш, теперь учителя должны их бояться.

Сами дети находятся в азарте, драйве влияния, пусть оно и мифическое. Учителя становятся для них марионетками, а вся история слежки питается чувством власти, силы и превосходства девочек.

Мы часто влюбляемся, испытываем особую привязанность к тем персонам, о которых много думаем. Большая мысленная и эмоциональная концентрация на объекте, стягивание интеллектуального и эмоционального ресурса, — все это вызвало влюбленность девочек в учителя. 

— Родители запретили девочкам общаться. Это правильно?

Объяснить мотивы их поступков и рассказать про ответственность перед законом.

В современном мире такой контроль невозможен, а подобный номинальный запрет уронит авторитет родителей. Девочкам нужно объяснить мотив их поступков. Еще важно сказать, что они совершают противоправные действия и во взрослом мире за это предусмотрена ответственность. Запрещать общаться — детский метод, который применим к детям-трёхлеткам, которые подрались в песочнице.  Но никак не к девочкам, которые вовсю планируют свою личную жизнь и хотят взять власть над другими людьми.

— Что делать учителю в таких ситуациях?

Не терять границы.

Учитель в этой истории потерял границы: начал питать увлеченность, фривольно себе вел. Рамки педагога должны быть прочными, незыблемыми. Родители в какой-то мере имеют право потерять границы с собственными детьми, но учитель всегда в профессиональной позиции. Как бы себя не вели девочки, он должен вести себя максимально корректно: все проговаривать и отодвигать подобную активность, объясняя, что никакие личные отношения здесь невозможны.

— Как быть влюбленным девочкам?

Влюбленные девочки всегда будут вести себя как влюбленные девочки: их всегда будет заносить, они всегда будут стараться что-то сделать. Задача взрослых — поставить рамку. Девочкам здесь нужно прожить свою влюбленность и не от них зависит, перейдут ли они границы. Это зависит от взрослого человека.


Вступайте в клуб педагогов в Фейсбук

Воспитание Учителям
Вам будет интересно:

Комментарии (1)

  1. Мария Семенова 29 Марта, 2021, 8:34

    Делать то нечего

    На сайте: 1 год

    Род деятельности: Воспитатель в дошкольной организации

    Регион проживания: —