Коллеги, вы неправы!

Начался новый учебный год, а в Сети всё не стихают споры о прошедшем ЕГЭ, грядущих в сентябре-октябре ВПР и «дистанционке» вообще.

Фото depositphotos

Повторяющихся из поста в пост и из коммента в коммент проблемных моментов, вокруг которых и крутятся разговоры, на самом-то деле немного: во-первых, дистанционное обучение, дескать, неэффективно по самой своей природе, и потому от педагогов нельзя требовать тех же результатов, что и при «нормальном» преподавании; во-вторых, ЕГЭ по соответствующему предмету был избыточно сложным, а между тем… и далее возвращение к первому пункту; в-третьих, ВПР в начале учебного года – это дичь, учителя вынуждены будут «натаскивать» школьников на ВПР вместо выполнения программы, в то время как в апреле-мае… и вновь про сказанное в первом пункте.

Те, кто читает мои статьи, знают, что в конфликтах «учитель – государство» и «учитель – администрация» я всегда на стороне учителя. Но в данном случае вынужден заявить: коллеги, вы неправы. И «на удалёнке» те, кто стремились достичь цели, а не жаловаться на Бога и судьбу, добились всего, чего хотели, или почти всего.

Могу утверждать относительно себя и коллег по школьному методобъединению математиков: программу мы прошли полностью, а результат усвоения протестировали. С помощью письменных работ: кто-то использовал Google-формы; кто-то, как я, амортизировал глаза, проверяя выполнение по фотографиям (кстати, домашние и классные работы я выборочно инспектировал так же). С помощью устных ответов: прямо в ZOOMе. А ведь у нас всё же физматлицей, и потому соответствующая программа куда сложней, чем в «обычных» школах, учителя которых преобладают среди плакальщиков.

И не надо мне напоминать, что дети могут гуглить и обмениваться решениями через Интернет – во-первых, списывают и подсказывают и в «традиционном» режиме (и никто не мешает педагогу и тут, и там «занулять» явно совпадающие решения – аргументируя свои подозрения, конечно); во-вторых, уважаемые коллеги, не надо облегчать себе жизнь и давать контрольные и самостоятельные из популярных сборников (к которым давным-давно уже решебники имеются и в Сети, и «на бумаге») – тогда и гугление окажется неэффективным. К примеру, у нас большинство учителей математики разрабатывают собственный банк контрольных и самостоятельных, делая в каждой до 10-12 вариантов, а кое-кто ещё и обновляет его ежегодно.

Оказалось, что и хорошо подготовить школьников к успешной сдаче ЕГЭ можно и «на удалёнке». Опыт нашего лицея – как и нескольких других сильных школ Казани, также показавших высокие результаты – это доказывает. Средний балл выполнения у нас в лицее около 82 – примерно на 2 балла выше, чем в прошлом году.

Не берусь спорить насчёт химии и биологии – встречал различные мнения и не могу компетентно судить, действительно ли там произошло резкое усложнение. Но вот про математику скажу: ЕГЭ не был сложнее, чем в прежние годы, а 17 задание (экономическое) было даже проще, чем обычно. Четыре эксперта ЕГЭ с нашей кафедры и наши выпускники в большинстве своём согласны со мной.

Кстати, раз уж сам завел речь о задании 17 – не понимал и не понимаю смысла введения в ЕГЭ по математике этой так называемой «экономической» задачи. Попытки высоких чинов объяснить её появление необходимостью подготовить школьников к неким «требованиями жизни» не выдерживают критики. Никому, кроме профессиональных экономистов, не понадобится вычислять самостоятельно сложный банковский процент – да ещё и без калькулятора, каковой совершенно зря не допускается на ЕГЭ по математике.  Разумно было бы, по-моему, убрать из второй части ЕГЭ эту задачу и включить вместо неё задание по комбинаторике или теории вероятностей. Такие задания, чтобы требовались понимание сути и умение объяснять – не тот примитив, который сейчас имеется в первой части. Ибо как раз способность мыслить комбинаторно и уяснение вероятностного характера многих социальных, производственных и природных процессов совершенно необходимы современному человеку.

 

Есть одно важное «но» в этой истории. Чтобы достичь всех этих результатов, преподавателям пришлось поработать много. Они пол-отпуска были заняты весьма напряжённым трудом, и никто им этих потерянных дней не возместит, ибо у учителя возможность взять отгулы за ранее отработанное время минимальна…  В защиту администрации школы должен сказать, что ею была высказана лишь общая просьба проводить консультации; конкретный режим и количество оных определяли сами учителя… и вышеописанным образом трудились лишь наши математики, причём по собственной инициативе.

И вот тут не могу не высказаться по поводу «блистательной» работы и Минпроса РФ и прочих надзирающих за образованием. Это до какой же степени бессовестности надо дойти, чтобы до безобразия долго не объявлять сроки и порядок проведения ЕГЭ, а потом загнать оный аж на июль? 

То же самое с ВПР. Мы с вами понимаем: эти проверочные работы нужны только чиновникам для их бюрократических игр. Так зачем же осуществлять этот убивающий креативность тренинг вместо нормального обучения? Пусть дети напишут ВПР так, как могут в текущий момент и в создавшейся ситуации. Пусть все эти «надзоры» и прочие «смотрящие» раз в жизни получат реальные цифры и дальше думают, что с этим всем делать… или пусть самостоятельно занимаются фальсификацией итогов и очковтирательством.

Боитесь, что накажут? Ну, во-первых, вряд ли – они же сами что-то неопределённое про  добровольность участия говорят. Во-вторых, при массовых низких результатах кого-либо покарать они, естественно, не решатся, ибо неминуемо окажутся в этом случае в положении пресловутой унтер-офицерской вдовы. А вот если в очередной раз учителя займутся «натаскиванием» и подделкой результатов, то лишь укрепят убеждённость Минпросвещения в том, что с нами можно делать всё, что чиновным душенькам угодно. И тогда не сетуйте, дорогие коллеги, на очередные протори и убытки – мы сами позволяем издеваться над собой.

В заключение хотелось бы сказать несколько слов о «дистанционке» в целом. Пандемия продолжается; эффективная вакцина появится ещё не скоро. Значит, очное обучение, безусловно, будет и дальше перемежаться с дистанционным. Есть, между прочим, страны и территории, на которых «удалёнка» превалирует.

Я могу судить, в первую очередь, о том, что перед глазами, что знаю точно. Вижу вот что: результаты моей собственной работы и работы знакомых мне учителей доказывают, что очень даже реально преодолеть нынешний период без падения уровня образования. Всё возможно и достижимо, уважаемые коллеги, при правильном настрое.

Математика Онлайн обучение Русский язык и литература ЕГЭ