«Хочется, чтобы и мои ученики стали нужными людьми»: монолог сельского учителя

В начале июня в новосибирском Академгородке прошла ежегодная конференция для учителей. Ее уже больше 10 лет организует СУНЦ Новосибирского госуниверситета. Преподаватели из разных регионов обмениваются опытом, делятся идеями, которые помогают им учить детей в самых разных условиях — от столичных школ до сельской глубинки. Так я и познакомилась с Геннадием Николаевичем Петровым — человеком, который уже 42 года учит детей физике в маленькой чувашской деревне, запускает с ними воздушных змеев, решает задачи повышенной сложности после уроков, прислушивается к мнению учеников и очень переживает, что после его ухода на пенсию в школу вряд ли придет молодой преподаватель. Впрочем, лучше самого Геннадия Николаевича эту историю не расскажет никто.

Геннадий Николаевич Петров

Фото Ксения Ануфриева/Пресс-служба НГУ

Не уехал в город

Деревня наша называется Сюрбей-Токаево, стоит она на берегу небольшой речки Кубня. Кубня впадает в Свиягу, а Свияга – в Волгу. Две деревни рядышком: чувашская Напольное Сюрбеево и русская Сюрбей-Токаево. От нас начинаются хвойные леса – прямо курортная зона. Люблю туда ходить за грибами, за ягодами, послушать эхо, оно в лесу прекрасно звучит.

Сам я родился в соседней деревне, в 3 км отсюда. В этой школе, в которой сейчас тружусь, начал работать в 1976 году. А, вообще-то, у меня стаж — 47 лет. 50 лет назад я окончил среднюю школу. Поступил в Чувашский пединститут, на специальность учителя физики в средней школе.

Почему именно физикой решил заняться? Учителя у меня в школе были прекрасные. Когда учился в восьмилетней школе, был Евгений Иванович Осипов: он и директором работал, и уроки физики вел. В средней школе — Василий Титович Акчурин, он вел уроки физики и электротехники. Такие опыты проводил! Хорошие учителя были. Видимо, так понравилось, что пошел учиться по этой линии. Брат младший, который за мной, тоже стал учителем физики. В районной школе у нас работает. В одно время в нашем районе работали 5 учителей-физиков, ученики Василия Титовича.

А я после института год поработал по распределению в соседней деревне, потом призвали в армию. Вернулся после армии в деревню — родители как раз дом строили. Стал им летом помогать. Тут заведующая Комсомольским РОНО узнала, что я вернулся, приехала ко мне — учителей-то на селе не так много было. Сидим чай пьем, она спрашивает: «Ты куда собираешься?» «Не думал, — говорю, —  еще». Она мне: «В деревне учителя физики нет. Останься». Да и мать сказала: «Если будешь жить в деревне, все равно будет помощь нам».

Согласился. Дали мне еще часы учителя математики для полной ставки — школа-то в деревне восьмилетняя, уроков не так много. Так и остался там.

Уехать в город? Была возможность, нашел работу однажды. Но тут мать снова мне: «Если уедешь, когда мы с тобой встретимся?» Я ее и послушал. У нас же девять детей в семье, я второй. Помогать надо было братьям-сестрам — они ж еще учились.

Уроки после уроков

Когда начинал работать в школе, в соседней деревне еще, там училось 137 человек. Сейчас в той деревне школу закрыли. В нашей Сюрбей-Токаевской ООШ учеников человек 80, считая детей из дошкольной группы. Классы маленькие — не больше 10 человек. Молодежь-то уезжает, нет работы в деревне.

В начале 2000-х годов меня пригласили преподавать физику в лицейских классах в МОУ «Комсомольская СОШ №2», которые открыл Чувашский госуниверситет, это в райцентре, в 10 км от нашей деревни. Только три года назад оттуда ушел, когда классы закрылись. Три дня в своей школе преподавал, три — у них. Утром сядешь на автобус, в шесть вечера возвращаешься. Когда уроки заканчивались, дневной автобус уже уезжал, приходилось последнего ждать. Тут еще началось ЕГЭ. Тогда это еще было добровольно, но у нас в лицейских классах его многие сдавали. И встала проблема: задач повышенной трудности мы до этого особо не решали, а теперь нужно.

Вот я и подумал: чего зря время терять, все равно автобус жду? Сели с ребятами после уроков, начали задачки решать.

А тогда еще заданий ЕГЭ в открытом доступе не было — находили как умели. И вот тут, в 2006-м, я наткнулся на объявление о Заочной школе СУНЦ Новосибирского госуниверситета. Тогда они занимались с 10-11-классниками (сейчас уже с 7 класса учат). Попалась мне статья где-то, и там сказано было: «заочное обучение для сельских школ — бесплатно». Вот это-то меня и заинтересовало! В остальных местах же все платно.

Мы стали заниматься. Мне присылали методические материалы, задания из Новосибирска. Мы с ребятами их решали. Когда лицейские классы закрылись, стал проводить свои дополнительные занятия уже и в нашей школе, а потом — и в соседней деревне. Года три назад у них учитель физики заболел, решил уйти. Позвали меня туда работать.

Так и работаю в двух школах. Обе школы малокомплектные. В соседней, Асановской средней школе, в этом году занимался по программе Заочной школы с ребятами из 8-11 классов, факультативная группа небольшая, всего 8 человек, это будущие технари. А в нашей деревне занимаюсь с 7, 8 и 9-м классами – в группе 7 человек. Приятно работать с детьми, у которых есть желание, думают о своем будущем.

Почему ко мне дети ходят заниматься дополнительно? Не знаю, я ничего такого особенного не делаю. Всю теорию мы на уроках изучаем, а на этих занятиях решаем задачки из Заочной школы. Что непонятно — объясняю. Сидим, разбираем задачки. Один день в нашей школе, другой — в соседней занимаюсь. Нет, это мне не оплачивается. Это — по собственному желанию. Хочется, чтобы они тоже стали нужными людьми для нашей Родины.  

Запуск каркасных воздушных змеев. На заднем плане - Сюрбей-Токаевская школа.

Фото предоставлено Геннадием Петровым

Фонтаны, ракеты и воздушные змеи

Детей-то не ругаю. Бывает — не получается что-то решить, не выходит задача, говорю: «Давай-ка вспомним законы...» Подводишь ученика к ответам, постепенно вместе решаем. Получается: и ученик в конце доволен, и я сам доволен.

Есть у меня традиция: в начале учебного года я всем ученикам даю задание — написать сочинение. Никто эти сочинения кроме меня не читает — такое обещание им даю. Раньше по четыре развернутых листа писали. Сейчас — меньше. Дети мало читают, нет словарного запаса, и это очень тревожно. Темы сочинений для каждого класса разные. Вот для седьмого класса в этом году было «Что мне делать, как мне быть, чтобы физику любить?» А в конце года я им дал тему «Нужна ли физика в моей повседневной жизни?»  Интересные мысли пишут. Для себя я из этих сочинений беру: что мне подправить нужно, что доделать, чтобы уроки интереснее стали.

Еще они у меня выполняют домашние исследовательские работы. Физические опыты же можно и дома проводить, используя подручный материал. В седьмом классе изучаем давление, закон Паскаля, закон Архимеда. Берешь обыкновенную пластиковую бутылку и маленький флакончик от лекарств, но такой, чтобы он проходил через горлышко большой бутылки. Наливаешь воду в бутылку, флакончик наполняешь не полностью, а так, чтобы он в бутылке плавал, слегка опустившись в воду. Проводишь опыт: после плотного закрытия пробки нажимаешь на стенку большой бутылки — флакончик тонет, отпускаешь — всплывает.

Можно ракету из пластиковой бутылки делать. Приклеиваешь стабилизаторы, головную часть — получилась модель ракеты с воздушным двигателем. Вставляешь резиновую пробку и обычным велосипедным насосом накачиваешь туда воздух. В какой-то момент бутылка отрывается и взлетает.  Особенно высоко летит, если воды внутрь налить.

Еще у нас в Чувашии проводят фестивали уроков физики — нигде больше такие не проводят. Там у меня тоже дети выступают со своими проектами. В этом году из пластиковых бутылок фонтан Герона сделали.

Кружок у нас есть. Кружок технического моделирования, веду с учащимися с самых первых лет работы в школе. Раньше мы на нем ракеты делали. Через Дом пионеров получали специальные ракетные двигатели. Сейчас районный центр дополнительного образования не имеет таких возможностей, а покупать самим дорого. Теперь в основном мастерим воздушных змеев разных конструкций. Хотелось с ребятишками заниматься робототехникой, но мне она не по карману, родители тоже не в состоянии обеспечить своим детям такое дорогое удовольствие.

Иногда приезжают в школу выпускники, которых учил, спрашивают: «А ракеты еще запускаете?» Говорю: «Нет, денег нет. Но воздушных змеев запускаем. Хотите попробовать еще раз?».

Подготовка к запуску моделей ракет на районном фестивале «Уроки физики», прошедшем в МБОУ «Асановская СОШ».

Фото предоставлено Геннадием Петровым

Кофе с академиком

Время на дом, огород есть. Я же только два дня полностью в школе и по субботам после уроков кружковая работа. В другие дни, если ко мне вопросов нет, после уроков домой ухожу. Супруга у меня на пенсии. Я и сам три года назад хотел уйти, но не успел: позвали работать.

Молодых учителей в деревнях мало — не хочет молодежь ехать в село, на хлеб, на соль. Сколько человек из нашей местности окончило педуниверсиет — никто не вернулся.

Одного помню, говорил ему: «Учись, окончишь — приедешь, вместо меня работать будешь». Окончил он университет, устроился продавцом в магазин, компьютеры теперь продает. Жить-то ему тоже надо.

Лет 20 уже у меня высшая категория, я ветеран труда. Сколько зарабатываю? Ну, в двух школах чуть больше 20 тысяч набирается. В 1997 году получил пенсию за выслугу лет — 333 рубля. Мать еще тогда живая была. Купил ей подарок: галоши, продукты. И пенсии – тю-тю, не осталось. Приехал в родительский дом. Сказал матери, что получил пенсию. Она застыла на месте, а в глазах — слезы. Когда в 2006 году я получи грант президента Чувашии лучшим учителям, смог купить компьютер. Это было большое счастье для нашей дочери Нади, она еще училась в школе.

Каждый год меня из СУНЦ НГУ приглашали в конце учебного года на научно-методическую конференцию, но не было у меня возможности, сами понимаете. Я и написал директору Заочной школы свои размышления о работе с детьми. А она это письмо показала академику Павлу Владимировичу Логачеву, директор Института ядерной физики Сибирского отделения РАН. И тут такой сюрприз — Павел Владимирович оплатил мне перелет. Так я смог увидеть новосибирский Академгородок и многое другое, что мне и не снилось.

Это же передовые технологии — то, что я тут увидел, услышал. Чего стоит одна экскурсия в Институт ядерной физики? Павел Владимирович персонально для меня ее провел. Я даже удивился: как это так — настоящий академик не пожалел своего времени для обычного сельского учителя. Сидели с ним, кофе пили, разговаривали. Я ему про свою жизнь рассказал, он — про свою. Такой простой и душевно переживающий за будущее молодых талантливых детей.

Я очень-очень благодарен. На селе, понятно, я такие технологии и применять не могу. Но нет сожаления, не о чем тут жалеть. Сейчас за лето переварю всю информацию, которую тут получил. Может, что-то и для моих уроков пригодится.

Иногда выдается свободное время, просматриваю еще и еще раз сочинения своих учеников. Выпускница Асановской средней школы Карина в этом году написала: «Вы —  такой загадочный человек. У вас нет пасмурных и  дождливых дней. На ваших уроках всегда светит солнце». Прочитал — так удивился. Спросил: «Карина, а кто тебе такое подсказал?» «Никто, я сама», — говорит. Пусть простит она меня за то, что я рассказал здесь ее мысли.

Статья создана при поддержке Заочной школы СУНЦ

Дополнительное образование Учителям Физика
Вам будет интересно: