Дети, родители и киберагрессия

Источник StockAdobe

Киберагрессия (оскорбление, унижение, манипуляция, буллинг в интернет-среде) — ситуация, в которую, по статистике, в России регулярно вовлекается каждый пятый подросток. С размытием границ реального и виртуального киберагрессия оказывает не менее пагубное влияние на эмоциональное и психологическое здоровье детей, чем реальная травля в школе (и одно нередко перетекает в другое). О том, как оградить ребенка от агрессии в интернете, научить его быть осознанным пользователем и при этом не удариться в гиперопеку, рассказывает Александра Бочавер, Кандидат психологических наук, руководитель лаборатории «Проблемы социализации в подростковом возрасте» направления «Перекресток» Городского психолого-педагогического центра ДОгМ.

Реальная виртуальность

Прежде чем говорить о киберагрессии, мне кажется важным проговорить одну, возможно, для кого-то очевидную, мысль: сейчас мы наблюдаем ситуацию, когда реальное и виртуальное пространство нашей жизни практически слились. Еще несколько лет назад мы говорили о виртуальной реальности как о чем-то не вполне настоящем, игрушечном, и то, что там происходит, долгое время обесценивалось с точки зрения важности для психологических состояний и эмоциональной жизни.

Сегодня, говоря о виртуальных отношениях или интернет-коммуникации, мы не можем рассматривать их в отрыве от реальности. Простой пример: семейный разговор может начаться утром в очном формате, днем продолжиться в мессенжере и завершиться вечером по телефону. Это целостный процесс коммуникации, который перемещается между разными средами. И за это время мы можем ругаться, мириться, прощать кого-то та же, как и в реальном, очном общении. 

С нераздельностью реального и виртуального мы сталкиваемся и в других сферах деятельности: онлайн-шоппинг, дистанционное образование, прослушивание и сочинение музыки и т. д.

Наша жизнь приобретает гибридный формат, и это один из важных контекстов в котором необходимо говорить и о киберагрессии.

Несамостоятельность vs Автономия

Еще один контекст, который важно учитывать при разговоре об агрессии в интернете, это степень самостоятельности ребенка.

Самостоятельность — это продукт воспитательных идей и концепций, которых придерживаются родители. Вообще, активность родителей по большому счету в том и заключается, чтобы не самостоятельному младенцу помочь вырасти во взрослого, который умеет себя обслуживать, имеет собственные цели и ценности и не зависит от родителей ни эмоционально, ни финансово. И когда мы сопровождаем ребенка на этом пути, мы всегда балансируем между 2 крайними полюсами: безнадзорности и гиперопеки.Оба полюса оказывают влияние на развитие ребенка, а если какой-то из них доминирует, то можно легко смоделировать, какие последствия это за собой влечет. 

В ситуации безнадзорности, у ребенка много пространства для самостоятельности и пробы своих возможностей, он многому учится сам. Но при этом он сталкивается с большим количеством рисков, часто оказывается в небезопасных ситуациях, о которых родители могут не знать, что может плохо закончится. И у безнадзорного ребенка нет опыта поддержки и защиты со стороны родителя.

На полюсе гиперопеки наоборот складывается такая ситуация, когда ребенок становится прозрачным и изученным родителями со всех сторон. Причем контроль может быть разным: поведенческим или психологическим. Поведенческий контроль направлен на дисциплинирование и упорядочивание поведения ребенка, а психологический (манипулятивный) — это система родительских практик, направленных на контроль внутреннего мира, переживаний и эмоций ребенка. Это, например, такие родительские практики, когда у ребенка вызывают вину: ему не говорят: «Ты опоздал и не получишь поэтому сладкого», а: «Ты меня мало любишь, я ведь могу заболеть». Это тоже система контроля, направленная на регулирование поведения. Она работает через чувство вины, стыд, ощущение себя не заботливым или не любящим ребенком. 

Оба родительских подхода к воспитанию влияют и на интернет-поведение ребенка, и виртуальную агрессию необходимо рассматривать в их контексте.

Что такое киберагрессия

Говоря о киберагрессии важно не запутаться в терминах. Это слово часто употребляют как синоним кибербуллинга, но это не верно. Кибербуллинг, как и просто буллинг, имеет место тогда, когда в ситуации агрессии есть устойчивые участники (кто-то всегда оказывается жертвой, а кто-то агрессором), когда наблюдается неравное соотношение сил (в конфликте выигрыш не определен, в травле — всегда одна и та же сторона пострадавшая) и когда травля разворачивается на глазах у третьих лиц — свидетелей. Кибербуллинг и просто буллинг — это всегда систематическое унижение с одними и теми же «переменными».

Киберагрессия понятие более широкое (в него входит и кибербуллинг), оно включает в себя все травматические факторы, связанные с общением в сети: дизлайки, исключение из сетевых сообществ, сталкинг (преследования жертвы через повторяющиеся сообщения, вызывающие тревогу и раздражение), троллинг, груминг (соблазнение, сексуальная эксплуатация или шантаж) и т. д. 

Широта понятия и путаница в определениях влияет и на статистику: все по-разному определяют то, про что спрашивают респондентов, и составляют разный спектр вариантов сетевой агрессии. Если спрашивать про негативные комментарии в сети, тебе скажут одно, если про регулярные сообщения на одной площадке — другое. Наиболее часто встречающиеся цифры говорят о том, что примерно каждый пятый подросток более или менее регулярно вовлекается в киберагрессию. Видят такие ситуации примерно половина, а жертвой или агрессором становятся примерно 20 процентов опрошенных. 

Как бы не определяли киберагрессию психологи, важно, чтобы при любом проявлении такой коммуникации подростки обращались к взрослому за помощью. Но, как показывает статистика двухлетней давности, это довольно редкая ситуация. К родителям обращаются 9-16 процентов, к друзьям — от трети до 40 процентов, к представителям площадок — 20 процентов, к сотоварищам — от 8 до 17. И это, к сожалению, объясняется тем, что кибер-агрессия часто не воспринимается детьми как реальная проблема.

Нереальная проблема

В центре Перекресток, где я работаю, мы запустили программу Страна Троллей, которая направлена на борьбу с агрессией в сети, и на первых этапах работы столкнулись с тем, что подростки вообще не воспринимают эту проблему как повод для обращения к родителям или психологу. Как только мы расширили поле нашей тематики и сказали, что мы работаем не только с агрессией в сети, но и с агрессией в школе и дома, сразу стало появляться много клиентов, которые рассказывали и о киберагрессии тоже, но она была как бы довеском к основной проблеме, не воспринималась как самостоятельная угроза. 

Из этого можно сделать вывод, что столкновения в сети, это то, что происходит регулярно, но не выделяется подростками и родителями, как отдельная история, фигура на фоне. Это что-то, что в фоне есть, оно более или менее воспринимается нормальным, но не привлекает к себе столько внимания, как, например, школьная травля.

Кибербуллинг по общему заблуждению получает статус проблемы виртуальной, находящейся на периферии реальной жизни. И часто интернет-агрессия разыгрывается на фоне других вариантов насилия (семейного, школьного), и то, что происходит в сети просто отходит на второй план.

Стыд и независимость

О фактах киберагрессии подростки молчат еще и потому, что они находятся в том возрасте, когда решается сепарация от родителей и рассказывать о таких проблемах им просто стыдно. Кроме того, многие сами занимаются агрессивными действиями в сети, и в этом случае жаловаться вдвойне неудобно. 

Страшнее, что у многих есть иллюзия справедливости происходящего: значит, было за что. И еще: чем старше подросток, тем нормативнее для него выглядит проблема интернет-агрессии. Если в 5 классе кибербуллинг считают проблемой 91 процент учеников, то в 9 их количество снижается до 62 процентов. Поэтому работу по профилактике агрессии в интернете нужно начинать с начальной школы.

Определить и обезвредить

Определить, есть ли у вашего ребенка проблемы с коммуникацией в интернете можно, если в его поведении присутствуют немотивированные перемены: перестает пользоваться гаджетом, расстроен после компьютерных игр, замыкается в себе, слишком много спит или, наоборот, не высыпается. Полный список сигналов опасности можно посмотреть здесь.

Если ваши подозрения оправдались, то вот список действий, которые вы можете предпринять:

1. Убедитесь, что ребенок сейчас находится и чувствует себя в безопасности. Даже если в сети происходит все, что угодно: угрожают, преследуют или игнорируют, нужно, чтобы ребенок почувствовал, что сейчас он в безопасности, и рядом с людьми, которые его любят. И главное, него и этих взрослых единая цель — остановить агрессию.
2. Поговорите с ребенком и выслушайте его, не оказывая давления. Если стресс долго копился и вдруг внезапно произошла разрядка, нужно сначала успокоить ребенка, утешить, укрыть пледом, дать отдохнуть. Если он в сильном аффекте и не очень ориентируется в происходящем, бессмысленно сразу требовать какие-то объяснения.
3. Не преуменьшайте серьезность ситуации и не защищайте агрессоров: мол, чего ты ждал, опубликовав этот фото. Подобные замечания еще только усилят переживания, падение самооценки и самоуважения.
4. Собирайте доказательства агрессии (скриншоты сообщений, аудиосообщения) и вовлекайте школу в процесс разбирательства. Администрация школы, преподаватели должны быть в курсе происходящего, и кто-то из них должен быть заинтересован, чтобы в школе такой способ отношений не поддерживал, потому что кибербуллинг не так сильно отличается от травли.
5. Обратитесь в службу поддержки платформы, на которой произошла киберагрессия. В соцсетях, на форумах, в онлайн-играх есть модераторы, которые следят за порядком на ресурсе. Они помогут удалить оскорбительный контент и применить санкции к обидчику.
6. Обратитесь к психологу в случае, если ребенок не готов откровенно и подробно рассказать о случившемся (причины см. выше). Он сможет непредвзято выслушать ребенка и оказать профессиональную помощь. 
7. Обратитесь в полицию, если есть угроза физической безопасности ребенка. В России нет закона, который касается угроз в интернете, однако любая угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью квалифицируется по ст. 119 УК РФ

 

Серый кардинал кибербуллинга

В ситуации агрессии, особенно травли (и в сети и в реальной жизни) кроме обидчика и жертвы есть еще одна влиятельная сторона, от которой зависит, будет ли буллинг пресечен или продолжит процветать. Эта сторона — свидетели, и в их число может попасть каждый подросток. 

Чтобы прекратить динамику травли нужна вовлеченность свидетелей и понимание детей, что агрессия — это неправильно и недопустимо. Для этого нужно проводить профилактическую работу с детьми и ознакомить их со следующим алгоритмом действий в случае, если они стали свидетелями кибербуллинга:

1. Сообщи в школу;
2. Собери доказательства (скриншоты, аудиосообщения и проч.);
3. Сообщи на сайт/приложение/игру.
4. Поговори со взрослым, которому доверяешь (родитель, учитель, психолог, друг семьи и т. п.);
5. Прояви заботу по отношению к жертве кибербуллинга, покажи ему, что ты на его стороне.
6. Сообща организуй с другими «позитивное давление» на пострадавшего: разместите добрые комментарии в соцсети жертвы агрессии, побуждайте других рассказать о случившемся.
7. Озвучь свое несогласие с агрессией. Скажи буллеру, чтобы он прекратил это делать. Молчание означает согласие с происходящим.
8. Оставайся в безопасности. Когда эмоции зашкаливают, останови себя и не пиши/публикуй то, что может обострить ситуацию.
9. Не сдавайся.

 

Эти вещи нужно обязательно обсуждать с подростками, особенно учитывая тот факт, что многие из них сейчас хотят быть блогерами. Они должны понимать, что как модераторы они должны выстроить систему правил, которая обеспечивала бы безопасную коммуникацию, и следить за их выполнением. В таком случае из свидетелей конфликтов они превращаются в арбитров и защитников.

Воспитание осознанности

Лучшая профилактика киберагрессии — это воспитание в ребенке самостоятельности и ответственности. Агрессорами часто становятся безнадзорные дети, у которых расширена нормативность поведения: когда другие люди оценивают какие-то вещи как агрессивные и опасные, такой ребенок их воспринимает как норму. Жертвами, напротив, чаще становятся гиперопекаемые дети, которым недостает самостоятельности. Инструменты контроля, конечно, помогают снизить собственную тревожность и понять, что происходит с ребенком, но если контролировать чрезмерно, ребенок будет пытаться запреты обойти. Пускать интернет-бытование подростка на самотек — безответственно. Выходом в этой ситуации будет гармоничное взращивание в ребенке внутренней осознанности.

Родители должны помогать детям развивать четкую позицию пользователя интернета и ясное отношение с своим действиям в сети и вне ее. Нужно объяснить ребенку, что другие пользователи они не выдуманные, не игрушечные, не персонажи мультфильмов. У них есть собственная эмоциональная жизнь и ее нужно учитывать в онлайн-общении. И важно донести до детей мысль, что правила поведения в сети нужны не просто сами по себе, а потому что это способ поддержать безопасность, комфорт и предсказуемость среды. 

Еще одна важная вещь — воспитание осознанности, понимания того, что интернет — это просто площадка, на которой мы делаем то же, что и вне нее: учимся, играем, отдыхаем. Мы используем инструмент в конкретных целях, и нужно чтобы дети рефлексировали, что получается, а что нет, и почему. Тогда нахождение в интернете превратится в опыт, который можно усвоить, приобрести какие-то навыки. А оставаясь простыми листальщиками ленты новостей мы ничего не приобретаем и со временем только снижаем свою самооценку.

Вы можете принять участие в бесплатных онлайн-встречах в рамках проекта «Родительский чат», который проводит Центр толерантности совместно с «Родительским университетом: PRO-Родители» ГК «Просвещение» и Московским институтом психоанализа. Посмотреть список ближайших вебинаров и зарегистрироваться можно по ссылке.

 

Партнерский материал

Учителям
Вам будет интересно:

Комментарии (0)