Дети бывших булли становятся агрессорами в разы чаще, чем дети бывших жертв

Почти половина российских родителей не видят активных действий школы по предотвращению и устранению буллинга как явления, некоторые даже обвиняют учителей в попустительстве, показал опрос, проведенный проектами «Где мои дети» и «Травли NET». 

Как показал опрос, неактивными действия школы в урегулировании буллинга считают более 46 процентов родителей. Еще 9,6 процента респондентов уверены, что учителя сами провоцируют травлю или создают условия для ее возникновения «в воспитательных целях».

Тем не менее, по оценке исследователей, положительная динамика есть, и сегодня школа более активна в борьбе с буллингом и его профилактикой, чем 20 лет назад. При этом до сих пор школа старается не замечать случаи травли, чаще всего в роли регуляторов выступают родители.

Как отмечается в исследовании, есть прямая взаимосвязь между ролями в травле у родителей и их детей. Так, дети бывших булли сами становятся булли в семь раз чаще, чем дети жертв или свидетелей травли. Дети жертв травли с большей вероятностью окажутся в такой же роли, чем дети родителей с другим опытом.

По данным опроса, более 30 процентов респондентов сами сталкивались с травлей в школе, треть были жертвами, а треть — свидетелями буллинга других. Семь процентов признались, что сами были зачинщиками. 

«Агрессоров, инициаторов травли всегда меньше, чем тех, кого травят и тех, кто просто наблюдает за буллингом», — говорится в исследовании.

Примечательно и то, что 16,1 процента ответили, что в их школе травли не было. По оценке исследователей, такие показатели могут объясняться тем, что ученики часто воспринимают буллинг как элемент школьной жизни, видимо, считая, что если для жертвы нет серьезных физических последствий, то это не травля.

Интересен и тот факт, что подавляющее большинство (82 процента) булли сами были жертвами травли. При этом тот же показатель среди общей выборки составляет 36,4 процента от общего числа. 

Респонденты считают, что опыт столкновения с травлей в детстве помогает искать более верные варианты решения проблемы в случае буллинга для своих детей. Большинство родителей, которые сталкивались с буллингом в любой из ролей или даже просто были свидетелями, занимали активную позицию и пытались решить вопрос на самых разных уровнях: общения с другими родителями, с психологом, с представителями школы.

«Родители чаще идут на диалог со школой, осознавая проблему и не отдавая ее на откуп полностью ребенку или учителю. Усиливается тенденция пытаться вместе с классным руководителем предупредить и остановить агрессивные действия в классе», — отметила координатор программы «Травли NET» Мария Свир.

Также у респондентов узнали мнение, что следует сделать родителям, чей ребенок стал жертвой буллинга. Большинство считают, что в первую очередь надо поговорить с ребенком, а также обратиться за помощью к психологу, учителю, в школу и пообщаться с родителями булли. Взрослые считают, что надо вмешаться в ситуацию как можно раньше, показать, что они на стороне ребенка и его вины в происходящем нет.

Что касается советов тем родителям, ребенок которых оказался булли, то им посоветовали в первую очередь обратиться к психологу и самим, и вместе с ребенком, а также связаться с родителями ребенка-жертвы, чтобы извиниться и объясниться.  

В исследовании «Детская травля в России в 2021: что думают родители» приняли участие более четырех тысяч взрослых.

Общество Школьное образование
Вам будет интересно:

Комментарии (0)