Больше шалостей! Новые идеи в школьной архитектуре

«Ничего интересного» — именно так, в двух словах характеризуют школьную архитектуру герои нашей статьи. Учебные заведения похожи друг на друга: это либо типовые, еще советские бетонные коробки: малопривлекательные, с длинными коридорами и бесконечными лестницами, либо новые, вроде бы современные здания, но больше похожие на офис или торговый центр. По-настоящему смелых решений — единицы. Однако это не означает, что у архитекторов нет идей. О том, как здание школы может вырасти из детского рисунка, и как архитектура формирует сообщество, «Педсовету» рассказали выпускники Московской Архитектурной школы (МАРШ) Федор Полушкин и Татьяна Страту.

В этом году студентам студии Novgorod МАРШа в качестве выпускной работы предложили создать проект школы. Формат учебного заведения не совсем обычный: школа-интернат для 35 учеников. Место — территория Павловского парка под Санкт-Петербургом. Понятно, что проект не прикладной, строить на территории памятника ландшафтного искусства нельзя. Но архитектурное исследование ценно своими идеями.

Школа — это сообщество

По словам Федора Полушкина, в проекте ему был интересен исторический контекст и параллели с Царскосельским лицеем, выпускники которого внесли огромный вклад в развитие русского общества и культуры. Он задался вопросом, можно ли сегодня создать что-то подобное, способна ли архитектура влиять на образовательный процесс и сформировать сообщество, сопоставимое с Пушкинским кругом. 

Если есть возможность сделать крутую школу, то в России делают что-то наподобие... хорошего офиса. Заказчиков привлекают удобные пространства для работы: «насадим цветочков, побольше света», и их основные референсы — это торговые центры и красивые офисы хороших компаний. Но всего этого не должно быть в образовательной архитектуре, уверен выпускник МАРШа. 

Школа — это чуть больше, чем писать что-то в тетрадке и иметь комфортные условия для работы. Это еще и формирование особого сообщества, ученического братства, члены которого и после выпускного вечера будут связаны общей памятью, традициями. 

Понятно, что хорошее образование невозможно без талантливых педагогов, тут никакие самые красивые стены не помогут, но если все обязательные условия соблюдены, здание станет точкой объединения всех сил, считает Федор. Это место, где будут собираться люди, обживать его, создавать сообщества и писать свою историю, так чтобы выпускники разных лет смогли хорошо понять друг друга. Их всех будет объединять особое, только им хорошо понятное пространство.


Модель школы Федора Полушкина

У школы должна быть своя «карта шалостей»

Прежде чем приступить к проектированию, архитектор провел небольшое исследование и выяснил, какие существуют школьные топонимы и как их можно квалифицировать. Выпускник МАРШа уверен, если ученики дают свои названия школьным и студенческим закоулкам, это делает учебное пространство дружелюбнее. Давая имена, они присваивают школу себе и так строят свой мир.

Федор выделил три типа топонимов:

  1. по форме места («этаж-полтора» — о туалете, расположенном между этажами);
  2. по элементу («трубы» — кабинет с большим количеством вентиляционных труб);
  3. по событию (например, «королевский коридор» в СПбГУ — место, которое посещал король Дании). 

Принимая это во внимание, архитектор стал создавать в своей школе необычные пространства, которым ученики захотели бы дать особые имена. Так в проекте рядом с типовыми жилыми комнатами появились учебные классы, один на другой непохожие, которые могут быть одновременно и гостиной, и лабораторией. Есть узкие помещения со вторым светом, балкончиком, лестницей, где сразу же рождается интересный сюжет о потаенных комнатах.


Ментальная карта проекта

Современные образовательные пространства делают максимально прозрачными и открытыми, чтобы избежать ситуаций, связанных с буллингом, однако Федор немного снижает этот градус. В его школе, конечно, нет темных подвалов с дверями, но есть лестницы, которые проходимы, но при этом создают некоторую приватность, ведь она тоже необходима.

Общественное пространство, а не режимный объект 

Школа, считает Федор, может быть чем-то большим, чем просто образовательное учреждение. Сейчас это закрытый режимный объект, который после окончания уроков почти никак не используется, что, по мнению архитектора, нерационально. Между тем, в ней есть потенциал востребованного общественного пространства. Свой проект Федор разместил на месте старой разрушенной теплицы, и доступ к ней получают все посетители парка. 

Так учебное заведение включается в локальную среду, открывает свои двери для горожан. И это хорошо, если спортзалом или библиотекой после уроков будут пользоваться не только ученики.

Дети выбирают комфорт и свободу

По словам Федора Полушкина, создавая свой проект, он опирался во многом на личный опыт, воспоминания и рефлексию о своих школьных годах. Его сокурсница Татьяна Страту в поиске идей и вдохновения поступила иначе: она доверилась мнению своего 12-летнего сына и спроектировала школу на основе его рисунка.

Она задала ребенку вопрос: какой бы он хотел видеть школу, где учится всего 35 человек, и расположена она в парке. Мальчик нарисовал план, на котором не было стандартных классов с партами и досками, а вместо них одно большое пространство для учебы и отдыха. В нем нашлось место и для небольших изолированных помещений — комнат по интересам для групп из 4-5 человек.


Рисунок, который стал основой проекта Татьяны

Татьяна взяла все эти идеи за основу и добавила свои наработки. В итоге в Павловском парке выросло небольшое трехэтажное здание, разделенное внутренним двориком на две части.


План первого этажа

Одна для учебы, вторая — для проживания, ведь это школа-интернат. Для каждого ученика предусмотрена своя комната, но обязательно есть общественные пространства, точки коммуникации. Поэтому проект предполагает много лестниц и галерей, которые взаимосвязаны, идут по кругу, поднимаются и опускаются. У школы, расположенной в парке, много выходов, чтобы прямо из класса можно было попасть на улицу.


Макет школы Татьяны

Основное помещение для занятий — это большое высокое пространство — гостиная/библиотека. Здесь дети свободно передвигаются, и нет жесткой дисциплины. Вдоль стен — книги и лестница с широкими ступенями. На нее можно подняться, присесть и почитать, не мешая ребятам, которые занимаются в центре зала.


Библиотека

Проект предусматривает обособленную часть для преподавателей — это кабинеты, большой холл и учительская. Но помещения не узкофункциональные, они могут быть открыты как для учителей, так и для учеников. 

Есть у этой школы помещения для творчества, где расположены мастерские художественная и столярная, а также лаборатории с подсобными помещениями. Все пространства, даже места под лестницами максимально функциональны.


Мастерская

Ребенок — сердце архитектурного проекта школы

За последние 20-30 лет школьная архитектура в России глобально не изменилась, считает Татьяна. Даже новые здания создаются по старым проектам с системой бесполезных коридоров, вереницей закрытых классов, столовой, до которой приходится добираться через всю школу. Никуда не делись большие парадные лестницы, по которым детям гурьбой приходится долго подниматься с тяжелым рюкзаком на спине. Но школе пора меняться, уверена Татьяна. Центр образовательного пространства — это ребенок, его потребности. Желательно, чтобы в здании было не больше трех этажей. Так школьники легко будут добираться до классов (не обязательно изолированных). А на переменах и в свободное от занятий время ребятам нужно предоставить место для общения, игр и занятий по интересам.


Холл

По словам архитектора, ее проект можно использовать не только для школы-интерната в парке. Принцип организации пространства в центре которого ребенок, можно применить и развивать в любом месте. И это будет действительно что-то новое.

 

Партнерский материал

Подписаться на канал «Школа — центр социума»

Дизайн, архитектура
Вам будет интересно:

Комментарии (0)