Личный кабинет
Дневники

26.02.2012, 19:29
Виктория Базеева

Встречи молодежного философского клуба

Впервые в этом году после некоторого перерыва состоялась встреча молодежного философского клуба (о нем на ветке "Молодежный клуб практической философии" см. в этом блоге). Обсуждалась тема "альтруизм и эгоизм в контексте личностного выбора". Исходя из высказанного участниками встречи мнения, что эгоизм (в общепринятом восприятии) это скорее негативное, но присущее человеку от природы свойство себялюбия и заботы о себе в бОльшей степени, чем о других, пытались разобраться, что же подразумевается под популярным ныне термином «разумный эгоизм» (РЭ). Это некая маска для обычного эгоизма, чтобы выглядеть благопристойнее, или новое качество, осознанное и выработанное самой личностью для сохранения своей целостности? Возможно, каждый понимает РЭ так, как ему удобнее и в соответствии с уровнем своего культурного (духовного?) развития. Ну и как в таком случае «разумный эгоист» относится к альтруизму? Избирательно? Если так, так он не отличается от обычного альтруиста, ведь всеобъемлющим альтруизм физически быть не может – ситуация будет соответствующая, будет и проявление альтруизма. Ну, за исключением крайней степени альтруизма, как ключевой жизненной позиции человека (мать Тереза, например). Получается, что если степень альтруизма у человека не крайняя, а имеет ограничения (умеренная), то его по аналогии можно назвать «разумным альтруизмом»? Странно как то получается, чуть ли не обидно – без ограничений альтруизм что ли не разумный? В какой то степени да, ведь в человеке есть и генетический альтруизм (как и у животных), призванный сохранять вид ценою самопожертвования отдельного его представителя (в этом месте дискуссия обострилась). Кроме того, ранее на встречах клуба при обсуждении мотивов поступков человека высказывалось мнение, что альтруизм это своеобразная форма эгоизма, у человека может присутствовать потребность поступать альтруистично, а удовлетворение потребностей это эгоизм (были желающие оспорить мнение). Одно из мнений понравилось всем участникам – если альтруизм и эгоизм находятся на противоположных концах некой шкалы, то есть середина на этой шкале, соединяющая и определяющая меру обоим понятиям и в этой точке расположена «любовь» (понимаемая в самом широком смысле). Описание встречи весьма кратко, возможно участники дополнят. А может быть и вы, коллеги, захотите высказаться?
24.02.2012, 17:21
Виктория Базеева

К поиску взаимопонимания.

Проблемы взаимопонимания... Отцов и детей, учителей и родителей, учителей и учеников. Могут ли они разрешаться (хотя бы частично) посредством культурной дискуссии? Есть ли общие актуальные темы для совместного обсуждения, интересные и важные как для взрослых, так и для подростков? Если представить, что для этого организована площадка (круглый стол либо встреча дискуссионного клуба) для учителей, родителей, членов семьи и детей, то какие темы сочли бы вы, коллеги, наиболее значимыми? Аналогичный вопрос я собираюсь задать подросткам из нашего нового городского клуба.
Каждый очередной детский суицид - страшная боль не только для близких, для всего общества! Три самоубийства в столичном регионе вызвали обилие обсуждений и публикаций:
http://radiovesti.ru/articles/2012-02-09/fm/32841
и http://radiovesti.ru/articles/2012-02-09/fm/32891
http://www.specletter.com/obcshestvo/2012-...o-vozrasta.html
В последней статье (Игорь Волков "Слишком уж легкий выход из трудного возраста") приведено мнение детского психолога Ольги Маховской о возможных профилактических мерах, среди них упомянут и телефон доверия.
Конечно, многое в профилактике будет зависеть от управленцев, но, дорогие коллеги, психологи (и не только) - участники ВИПа, что можем сделать мы?
Я уверена, что есть смысл объединиться для решения пусть малой толики задач из этой безусловно значимой темы.
Мы могли бы создать некую рабочую группу для последовательного рассмотрения аспектов решения задач - организационных и методических особенностей, вариантов технологии. К примеру, можно было бы проанализировать результаты и особенности работы телефонов доверия в разных регионах, спроектировать интернет-площадку доверия.
Предлагаю для начала высказаться здесь, на этой ветке, всем желающим принять участие в работе такой группы, либо выразить свое мнение по этому поводу.
Мы не можем остаться равнодушными к трагедии детей! Мы должны делать то, что нам по силам!
09.12.2010, 17:00
Виктория Базеева

Как рождаются проблемы

"Великая проблема подобна драгоценному камню. Тысячи проходят мимо, пока, наконец, один не поднимет его"
Фридрих Ницше

"Познание начинается с удивления тому, что обыденно"
Платон
***
Альберт Эйнштейн заложил основу будущей теории относительности, будучи подростком. В школе он не был в числе лучших учеников. А думать любил. И задумался как то о том, что никому не приходило в голову: что произойдет, если бежать со скоростью света?

Томас Эдисон сделал следующий вывод из своего наблюдения - "мозг среднего человека не воспринимает и тысячной доли того, что видит глаз". Наблюдение было таким: двадцать семь лаборантов Эдисона ежедневно, в течение шести месяцев, проходили по одной дороге, которая вела от лампового цеха к главному зданию завода, рядом с этой дорогой росло вишневое дерево, но когда Эдисон стал спрашивать лаборантов о том, что за дерево растет возле дороги, оказалось, что ни один из них даже не знал о его существовании.

Археолог Генрих Шлиман стал рассматривать "Илиаду" Гомера не просто как литературное произведение, а как исторический источник, подробно описывающий местонахождение легендарной Трои. Итогом стали известные всему миру сенсационные археологические находки.

Как вы думаете, можно ли развивать способности к исследованиям у любого, стремящегося к этому, человека? С какого возраста?
Из статьи о поисковой активности Вадима Ротенберга (http://www.rjews.net/v_rotenberg/4.htm ):
"Определенный тип отказа от поиска получил название обученной беспомощности. Это важный и интересный феномен. Первые исследования были проведены на животных. Их помещали в клетку, через пол которой пропускали электрический ток, систематически, но с неравными промежутками времени. Таким образом, животное никогда не могло чувствовать себя в безопасности. Вначале после каждого удара током оно металось по камере в поисках спасения. Потом, как бы убедившись, что спасения нет и все усилия бесполезны, животное замирало, забивалось в угол камеры и с покорной безнадежностью ожидало следующего наказания. Это был типичный отказ от поиска, и животное расплачивалось за это своим здоровьем: у него выпадала шерсть (а остатки ее становились дыбом), появлялись желудочно-кишечные расстройства и язвы желудка, снижался аппетит, повышалось артериальное давление. Но обученной беспомощностью этот феномен был назван потому, что в этом состоянии животное не могло воспользоваться возможностями для спасения, даже если они неожиданно появлялись: если в клетку помещался рычаг, нажатие на который выключало ток, животное не догадывалось это сделать. В то же время наивное животное, еще не прошедшее длительной обработки, быстро пробовало нажать на рычаг и тем самым начинало контролировать ситуацию. Следовательно, при выработке обученной беспомощности животное учили, что от его поведения ничего не зависит. В исследованиях на людях применяли другую методику. Током их не били, это запрещено законом. С ними обходились более жестоко. Им предлагали решать различные интеллектуальные задачи, якобы для проверки их уровня. Все задачи не имели решения, но люди об этом не знали. Они пытались их решать, но всякий раз безуспешно. Их дружески и удивленно корили:" Что же вы не справляетесь с такими простыми заданиями? Мы ожидали от вас большего. У других это получалось лучше" - и так далее, в том же духе. После нескольких таких комментариев, подрывающих уверенность в себе, большинство людей впадало в состояние тревоги, отчаяния, словом, тяжелого стресса, ибо наносился удар по их самооценке. И тут-то им предлагали простую, решаемую задачу, а они с ней тоже не справлялись. Процесс обучения (беспомощности) прошел успешно...

Сначала исследователи предполагали, что дело именно в опыте длительных неудач, в представлении, что от поведения человека ничего не зависит. Тогда возникла идея, что можно повысить устойчивость человека к выученной беспомощности, как бы иммунизировать его против этого состояния. Для этого достаточно предварительно вооружить его опытом, что он легко справляется с задачами и полностью контролирует ситуацию. По замыслу исследователей, получив такой опыт, человек уже не поддастся на провокацию, у него не возникнет чувство беспомощности при столкновении с нерешаемыми задачами и он сохранит способность к решению тех задач, которые поддаются решению. Был поставлен эксперимент. Одной группе испытуемых давали очень легкие задачи, решаемые по стереотипному алгоритму. В 100% случаев испытуемые справлялись с этими задачами, приобретая опыт успешности. Другой группе испытуемых давали достаточно сложные, но решаемые задачи. Эти испытуемые справлялись с задачами примерно в половине случаев. После этого обеим группам давали серию нерешаемых задач, а затем проверяли, удалось ли выработать обученную беспомощность. Для этого им вновь предлагали средней сложности задачу, имевшую решение.

Вопреки исходной гипотезе, более устойчивыми оказались те испытуемые, которые с трудом и лишь в половине случаев справлялись с тренирующими задачами. Это значит, что не опыт успеха сам по себе, а опыт преодоления трудностей, опыт активного поискового поведения "иммунизирует" человека к неудачам, повышает его сопротивляемость. Легко достигнутый успех, напротив, детренирует поисковую активность и в сущности не способствует повышению уверенности в своих силах.

... Итак, опыт поискового поведения в прошлом важный фактор, обеспечивающий сохранность поискового поведения даже в самых неблагоприятных условиях. Но кроме этого, большое значение имеют психологические установки. Человек, полагающий, что его удачи случайны и обусловлены определенным стечением обстоятельств (удачей, чьей-то помощью и т.п.), а неудачи закономерны и стабильны, капитулирует перед трудностями быстрее, чем человек с противоположными установками. Тот, кто полагает, что потерпел неудачу только в этом конкретном виде деятельности, тогда как с другими задачами может справиться успешно, менее склонен к выученной беспомощности, чем тот, кто в своих представлениях распространяет опыт конкретной неудачи на любые виды деятельности. Тот, кто считает, что его неудачи обусловлены его личными дефектами, не поддающимися исправлению, более подвержен обучению беспомощности, чем тот, кто связывает неудачи с внешними обстоятельствами.

Если все это обобщить, то можно сделать вывод, что человек с высокой самооценкой, при всех обстоятельствах сохраняющий уважение к себе, более устойчив к неудачам, чем человек с чувством внутренней ущербности. Высокая самооценка и уважение к себе это неисчерпаемый резервуар поисковой активности. Особенно наглядно это проявляется в творчестве. В процессе любого творчества, художественного или научного, отдельные неудачи неизбежны. Человек с высокой самооценкой извлекает из этих неудач уроки и ищет другие пути. Он ориентирован на задачу, а не на подтверждение своих возможностей. Для человека с низкой самооценкой любая неудача оборачивается личностным крахом, он прежде всего оценивает самого себя и, выставив себе отрицательную оценку, приходит в отчаянье.



footer logo © Образ–Центр, 2017. 12+