Личный кабинет
Дневники

18.04.2012, 12:42
Анна Советова

Где ты, ЛЕВ ЧАРЛИ?

Уважаемые коллеги города Мирный, расскажите нам, где Чарли? Евгений Валерьевич, помогите львёнку вернуться в проект. Есть школы, которые готовы принять маленького путешественника. Давайте сохраним проект, который помогает нам лучше узнать друг друга, даёт возможность дружить нашим ребятам.
01.11.2011, 13:28
Анна Советова

Мы в ответе за тех, кого...?

Эта новость Чарли бы просто потрясла!
В зоопарке Ярославля заболела байкальская нерпа по имени Зайка.
Несколько месяцев назад маленькая сирота с берегов Байкала переехала жить в ярославский зоопарк. Провожали Зайку со слезами на глазах, но верили в то, что судьба ее в тысячах километров от родины сложится удачно. Так и было до недавнего времени, наша артистка стала любимицей посетителей зоопарка. Но вот теперь заболела и вместе с 4-мя другими нерпами находится на карантине.

- Сейчас у нас нерпы страдают конъюнктивитом и грибок на ластах. Но мы боремся и достаточно эффективно. Я консультируюсь, в основном, с московским зоопарком, у них нерп нет, но есть большой опыт работы с ластоногими, - говорит ветеринарный врач Ярославского зоопарка Максим Андреев.

Ярославский зоопарк - молодой, и опыт работы с нерпами у местных специалистов небольшой. Байкальские эндемики живут здесь около двух лет. Недавно случилась трагедия - четверо животных погибли от энтерита. Это воспаление кишечника. Причиной недуга Зайки и компании врачи считают ослабленный иммунитет, вызванный стрессом от переезда, сменой климата и пищевого рациона. Адаптация идет в течение полугода, нерпята в Ярославле только 5-й месяц.

- В первую очередь это связано с транспортировкой животных. Кроме того, отличаются условия их естественного проживания, и условия, в которые они были помещены. Кроме этого, животные были взяты молодыми и переходили с грудного вскармливания на рыбу и отлучены от родителей, - говорит заместитель директора Ярославского зоопарка Марина Степанова.

Проблемы со здоровьем у эндемиков Священного моря - явление временное, уверяют ярославские специалисты. У нерпят хороший аппетит и белые пятна на глазах вроде бы не мешают им охотиться. Одна из пациенток из лазарета уже выписана.

- Видите, одно животное вылечилось, другие немного похуже. У каждого срок разный, - говорит заведующий сектором ластоногих Ярославского зоопарка Андрей Вязовой.

В неволе нерпы живут в трех городах России: Иркутске, Сочи и Ярославле. Специалисты зоопарка рассказывают: можно было бы отказаться от их содержания. Но куда бы отправились байкальские сироты? И раз уж они здесь поселились, нужно бороться за жизнь животных. А пока Зайке и ее очаровательным друзьям строят новые апартаменты по всем правилам содержания. Открытый и закрытый нерпятники, чтобы Ярославль все-таки стал нашим малышам родным домом.

Конец статьи оптимистичный. Можно не волноваться? Я думаю о другом: нужно ли перевозить нерп, если всё так? Почему ярославскому зоопарку так нужны нерпы? Экзотика?
Героями нашего проекта становятся мишки, львята, пчёлки, лягушки... Я видела, как дети относились к плюшевой игрушке! Не просто как к живому существу - как к человеку! Простите за сумбур - нет сил писать и говорить...
Школа провожает Чарли!... Готовит ему сюрприз! Утро в школе, обед в школе, вечер в школе - всё, казалось бы, уже показали. Остаётся - ночь! Точнее - вечер, переходящий в ночь.
Третьеклассники в письмах Чарли писали, что больше всего им запомнился Семейный вечерок. Вот куда пригласим львёнка!
Автор идеи проведения таких творческих встреч детей и родителей - заместитель директора по воспитательной работе Сёма Тамара Александровна. Такие вечера стали традиционными. Сегодня главные участники - ученики 5 "Б" класса и их замечательные родители. Помогают провести вечер старшеклассники.
Чарли познакомился с родителями, рассказал им про свои путешествия, принял участие в командном ралли ( а вы можете сбросить сырое яйцо со второго этажа, чтобы оно не разбилось, или целой командой из десяти человек встать на один стул, или построить живую пирамиду и пройти сквозь стену?), смастерил летающий объект и запустил его, инсценировал сказку. Творчество - вот что так объединяет. И общее дело!
Далее последовало неофициальное прощание (как водится, с поцелуйчиками, поглаживанием по головке и потрёпыванием ушек и хвостика) и официальное - в кабинете директора Шелковниковой Ларисы Михайловны. Чарли очень понравилось сидеть на директорском столе и важничать!
Всё это было вчера... А сегодня Чарли отнесли на почту. До свидания, Ангарск! Здравствуй, Мирный!
31.10.2011, 14:54
Анна Советова

До свидания, Ангарск!

Вот и закончилось пребывание Чарли в Восточной Сибири! Последний день в нашей школе. В коридорах тихо. И дело здесь не в каникулах! С утра разыгралась непогода. Ураганный ветер, снег с дождём... Чарлик тоже притих. Конечно, есть ещё материалы для прощального репортажа, но техника немного подвела. Грустно! Рассказываю львёнку про предстоящий маршрут: отправится он в республику Саха (Якутия). Ждёт его Фёдоров Евгений Валерьевич - заместитель директора по научно-методической работе политехнического лицея в городе Мирный. А ещё Евгений Валерьевич - учитель английского языка, обожающий своих второклашек. Из наших - из "педсоветчиков". Но обо всём он расскажет сам.
Пожелаем Чарли удачи и новых впечатлений! А ещё - доброго пути!
29.10.2011, 19:06
Анна Советова

Черты незабвенные ваши...

155-летие окончания сибирской ссылки декабристов.
Их освобождение последовало осенью 1856 года. В Москве находился в то время в служебной командировке родившийся и выросший в Сибири сын Волконских, Михаил Сергеевич.
Вечером на Спиридоновку, где он жил, неожиданно прибыл курьер из Кремля и предложил молодому Волконскому немедленно явиться к шефу жандармов князю Долгорукому.
Волконскому вручили манифест о помиловании декабристов и предложили срочно выехать с ним в Сибирь.
Волконский выехал в ту же ночь. В пятнадцать дней он домчался на перекладных до Иркутска.
Какими-то неведомыми путями в Сибирь уже дошли вести о предстоящем освобождении декабристов. На почтовых станциях большого сибирского тракта, в деревнях, в степи толпы народа и ссыльных встречали молодого Волконского. Он останавливал лошадей и, стоя в экипаже, читал манифест об амнистии.
Родители его уже жили в то время в Иркутске. Ночью в их дом постучали.
— Кто там?
— Это я, Миша. Я привез прощение... В ту ночь никто уже не спал...
Царская «милость», к сожалению, пришла поздно. Большинство декабристов, пройдя через каторжные тюрьмы и ссылки, не выдержали и погибли. Из ста двадцати одного осужденного в живых остались пятьдесят пять человек. Из них тридцать четыре находились в Сибири, остальные — на жительстве под надзором полиции во внутренних губерниях России.
Мрачными вехами проходили в памяти немногих оставшихся в живых декабристов прожитые ими в Сибири годы. Лишь дети напоминали им о том, как много лет они провели там. Незадолго до амнистии декабристы провожали уезжавшую из Ялуторовска в Петербург дочь Анненковых, Оленьку, вышедшую замуж за инженерного офицера К. Н. Иванова.
— Мудрено вообразить, — говорили декабристы, — что Оленька, которую грудным ребенком везли из Читы в Петровский, теперь взрослая женщина, очень милая и добрая...
***
Началось наконец возвращение в родные места. Из одиннадцати жен декабристов вернулись из Сибири и вместе с мужьями доживали на родине свои последние годы лишь Волконская, Нарышкина, Анненкова, Фонвизина и Розен. Потеряв в Сибири мужей, вернулись на родину умирать Давыдова, Ентальцева и Юшневская. Муравьева, Трубецкая и Ивашева погибли.
Не все декабристы покинули Сибирь после амнистии. М. Кюхельбекер остался в Баргузине, где в 1859 году и скончался. Не хотел возвращаться Д. Завалишин, но вынужден был выехать в 1863 году. Николай I осудил его на двадцатилетнюю каторгу и выслал из России в Читу, а сын Николая I, Александр II, выслал Завалишина из Читы в Россию: местные власти находили вредным его пребывание в Забайкалье — он слишком часто критиковал их действия.
Все покидавшие Сибирь декабристы, по существу, ехали в Россию умирать. «Часть из них очень стары, почти все белы и хворы, у всех большой запас аптекарской кухни»,— писал Муханов еще в 1841 году, а с тех пор ведь прошло до амнистии еще пятнадцать лет...

У В. Чивилихина в книге «Память» читаем: «В самых последних изданиях о декабристах пишется, что к амнистии 1856 года в разных местах Сибири их нашлось всего девятнадцать человек; шестнадцать вернулись в Россию, трое умерли в изгнании. Неверно. Пятеро декабристов были казнены и умерли с честью; известны имена пятерых, что еще в России могли бежать за границу, но сочли безнравственным воспользоваться обстоятельствами; пятеро же остались в Сибири умирать. Бывший член тайного общества Соединенных славян Владимир Бечаснов заявил, что он отказывается от амнистии, если за ним остается полицейский надзор. Он скончался в 1859 году в селе Смоленском Иркутской губернии. Потом умер на Петровском заводе Иван Горбачевский, тоже «славянин» (1869), за ним — «первый декабрист» поэт Владимир Раевский (1872). Мария Михайловна Богданова, единственный наш историк, до конца проследивший мученический путь декабриста-крестьянина Павла Дукцоке-Выгодовского, установила точную дату его похорон в Иркутске — 14 декабря 1881 года. «Славянин» Павел Выгодовский долго считался последним из декабристов, успокоившимся на далекой чужбине. Пятым был Александр Луцкий, с самого начала потерянный товарищами и историками. Он совсем не значился в «Алфавите членам бывших злоумышленных тайных обществ» 1827 года, в «Записках» Михаила Бестужева и в письмах к нему Ивана Горбачевского, составившего подробный перечень горьких изгнаннических судеб, а также в «Погостном списке» Матвея Муравьева-Апостола. И только в 1&25 году Б. Модзалевскнй и А. Снверс опубликовали данные о нем, проследив, однако, его жизнь только до 1860 года. И вот, видимо, воистину окончательная поправка — Александр Луцкий на десять месяцев пережил Павла Выгодовского, умерев на поселении близ Нерчинских горных заводов в 1882 году…»
И тот же Владимир Чивилихин говорит об особой миссии музеев декабристов: «Музей Декабристов должен стать дотошным собирателем декабристских реликвий, главным хранителем народной памяти о первых русских революционерах, святым местом паломничества и добрым воспитателем — жизнь требует его! Он мог бы концентрировать и новейшие достижения декабристоведения, и открытия неизвестного, и уточнения, на первый взгляд второстепенные, но делающие историческую картину более верной.»
Иркутский областной историко-мемориальный музей декабристов расположен в сердце Иркутска – его историческом центре. Музей состоит из двух усадеб с мемориальными домами князей С.П.Трубецкого и С.Г.Волконского, открытых в 1970 и 1985 гг. соответственно. Коллекция будущего Иркутского музея декабристов начала формироваться в 1925 г., когда к 100-летию со дня восстания на Сенатской площади в Иркутском музее Революции была создана экспозиция, посвященная декабристам. За 86 лет накоплен большой фактический материал и предметы, связанные с пребыванием декабристов на Иркутской земле. В частично воссозданных исторических интерьерах домов представлены уникальные мемориальные реликвии декабристов – подлинные вещи семей Волконских, Трубецких, Муравьёвых, Юшневских, Ивашевых, И.И. Пущина, Д.И. Завалишина, И.В. Поджио. Гордостью музейного собрания являются музыкальные инструменты, принадлежавшие Марии Волконской – единственное в мире действующее пирамидальное фортепиано конца XVIII века, удивительный по красоте и звучанию рояль работы бельгийского мастера «Lichtenthal» 1831 г. и редкая музыкальная шкатулка, сделанная в Швейцарии в середине XIX века. Особой любовью посетителей пользуются предметы из бисерной коллекции, среди которых бисерные вышивки жен декабристов Е.И.Трубецкой и М.Н.Волконской.
Для своих посетителей Иркутский музей декабристов предлагает разнообразную экскурсионную программу: «Декабристы в Сибири», «По местам декабристов в Иркутске», «Семьи Трубецких и Волконских», «Несчастью верная сестра», «Дворянская культура и этикет», «В гостях у Миши Волконского». В музее воссоздан Домашний театр Волконских. В репертуаре театра пьесы первой половины XIX века. В музее регулярно проводятся литературно-музыкальные салоны, литературные вечера, балы и музейные праздники «Дни памяти А.С.Пушкина», «Лицейский день», «Масленица», «Ночь в музее». По традиции ежегодно проходит областной фестиваль «Декабристские вечера».
Особое место в работе музея занимает издательская деятельность. Под эгидой музея выходят: документальная серия «Полярная звезда» (с 1979 г. вышло 27 томов, включающих письма, мемуары, сочинения декабристов); научный сборник «Сибирь и декабристы», а также научно-популярная серия «Польско-сибирская библиотека».
В память о восстании на Сенатской площади снят удивительный фильм – «Звезда пленительного счастья».
Материалы о фильме здесь: http://www.good-cinema.ru/?id=238&cat=1&type=1
Один из эпизодов фильма – сцена венчания – был снят в Свято-Никольской церкви на берегу Байкала.
У каждого божьего храма своя судьба. Время сохранило для нас и чудесную историю возникновения Свято-Никольской церкви, названной так в честь Святителя Николая. Согласно исторически доверенному преданию, иркутский благотворитель промышленник Ксенофонт Сибиряков в одном из своих плаваний по Байкалу потерпел кораблекрушение. Он уже тонул, ему грозила явная гибель, и, казалось, не было никакой возможности спастись. Но Ксенофонт не отчаялся – он стал усердно молиться, и свою последнюю молитву промышленник Сибиряков вознес покровителю мореплавателей – Святителю Николаю. Свершилось чудо: Ксенофонт увидел, как сам Святой Николай спешит ему на помощь. И таким образом он получил чудесное спасение.
Спасшийся и потрясенный свершившимся чудом купец в знак глубокой благодарности за свое спасение дал обет – на месте благополучного спасения и вступления на берег построить храм в честь великого чудотворца. На берегу реки Ангары Ксенофонт Сибиряков первоначально построил небольшую часовенку, где был поставлен образ Святителя Николая Чудотворца. Однако Ксенофонт помнил свой обет - построить на Байкале православный храм в честь Святителя Николая. Свое обещание перед богом Сибиряков сдержал: по благословению иркутского архиепископа Мелетия (Леонтовича) церковь была заложена в Никольской пристани у истока реки Ангары.
Церковь дважды переносилась. Первый раз на берег Байкала, вторично, в 1957 г., в связи со строительством Иркутской ГЭС и последовавшим подъемом воды, в глубь берега. В настоящее время церковь расположена в 500 м от Байкала в Крестовской пади пос. Листвянка, и в ней совершается богослужение. В конце 50-х годов здание церкви было заново отреставрировано и укомплектовано иконами из других храмов Иркутска. Среди этих икон есть памятники середины ХVIII в.

Александр Иванович Одоевский

М.Н.Волконской

Был край, слезам и скорби посвящённый,
Восточный край, где розовых зарей
Луч радостный, на небе том рождённый,
Не услаждал страдальческих очей;
Где душен был и воздух вечно ясный,
И узникам кров светлый докучал,
И весь обзор, обширный и прекрасный
Мучительно на волю вызывал.

Вдруг ангелы с лазури низлетели
С отрадою к страдальцам той страны,
Но прежде свой небесный дух одели
В прозрачные земные пелены.
И вестники благие провиденья
Явилися, как дочери земли,
И узникам, с улыбкой утешенья,
Любовь и мир душевный принесли.

И каждый день садились у ограды,
И сквозь неё небесные уста
По капле им точили мёд отрады…
С тех пор лились в темнице дни, лета;
В затворниках печали все уснули,
И лишь они страшились одного,
Чтоб ангелы на небо не вспорхнули,
Не сбросили покрова своего.
25 декабря 1829 г.


Полине Анненковой (Гебль)

Полина Гебль, Шампань, балы, брильянты,
Наполеон, сиротство, разоренье,
И голову вскружили аксельбанты
Красавице, модистке, эмигрантке...
Любовь, mon cher, какие тут сомненья

Плац петербургский, голубые ели,
Нева течет в глазах кавалергарда,
Звенят клинки, гранитные ступени…
Объятья, скачки, сеновал, качели…
Красавица, модистка, эмигрантка…

И сумрак деревенской тесной церкви,
Игра свечных огней пред образами,
И лики лучезарные померкли,
а сердце вскачь рвалось в любовном пекле,
Но отказать угодно было даме,

красавице, модистке, эмигрантке
блестящему столичному повесе,
кавалергарду, офицеру, франту…
Как ни был тот прекрасен и галантен
с расшитым позументом при эфесе.
Острог, Сибирь… «последую за вами…
Хоть в крепость или к черту на кулички,
И даже… к вашей неприступной маме –
На ваш побег – за клятыми деньгами.
А помните, как мы катались в бричке?»

Одна на лодке – время ледохода,
И в кровь об лед изрезанные руки…
Кольцо в разъем на два – вершина хода.
Нева не знает ни тепла, ни брода…
Но есть ли боль безудержней разлуки?
28.10.2011, 16:26
Анна Советова

До третьей тоски...

Эта история началась на уроке литературы в 10 классе. На школьном календаре – А.Н. Островский. Идёт неспешный, обстоятельный разговор. Виртуальная экскурсия в Щелыково, прогулка по Замоскворечью… Показываю слайды, цитируя известную монографию: «Замоскворечье – это особый мир. Глухие длинные заборы, одноэтажные домики в пять окон с глухими садами и огородами, герань на подоконнике, а в окнах – чиновники с гитарой или купец, пьющий чай «до третьей тоски»… Жизнь сонная, закисшая, со своими чудачествами, грубостью и предрассудками. Здесь ставили на окна бутылки с наливкой, заготавливали впрок солонину, покупали годовые запасы рыбы, мёду, капусты. Здесь степенно беседовали о своих плутнях за стаканом пуншика бородатые купцы, здесь их молодые жёны и дочери выглядывали на улицу из-за коленкоровых занавесок, мечтая о галантерейных кавалерах. Здесь почта была великой редкостью. Здесь люди чай пили с изюмом, экономя сахар. Здесь от всех болезней лечились банькой. Здесь из дома в дом гуляли свахи. Здесь по праздникам спали до одиннадцати. Каких было только не услышать картин, чего не наслышаться!»
В глазах учеников читаю неподдельный интерес: конечно, зацепил «чай до третьей тоски»! Объяснить? Увольте! Добывайте информацию!
Тут же выходят в Интернет, находят ссылку на пьесу «Бесприданница»:
«Гаврило стоит в дверях кофейной, Иван приводит в порядок мебель на площадке.
Иван. Никого народу-то нет на бульваре.
Гаврило. По праздникам всегда так. По старине живем: от поздней обедни все к пирогу да ко щам, а потом, после хлеба-соли, семь часов отдых.
Иван. Уж и семь! Часика три-четыре. Хорошее это заведение.
Гаврило. А вот около вечерен проснутся, попьют чайку до третьей тоски...
Иван. До тоски! Об чем тосковать-то?
Гаврило. Посиди за самоваром поплотнее, поглотай часа два кипятку, так узнаешь. После шестого пота она, первая-то тоска, подступает...»
Ребятам предлагаю: «А не попить ли нам чаю по-купечески?» Конечно, попьём! Делимся на группы, ищем материал, готовим чайные столики – и непременно самовары! Особый гость – Чарли.
Собираемся в нашем кабинете литературы. Шумно, суетно, весело. У парней на плечах полотенца – прочитали, что так купцы делали, чтобы пот со лба утирать. Кипятим воду в самоварах, делимся рецептами, рассказываем о находках.
Существовала купеческо-помещичья культура чаепития. Это тот самый самовар, и обязательно большое количество сладостей и еды. Из сладостей использовали сахар, мед, варенье, из еды – пироги с разнообразной начинкой (овощи, грибы, ягоды, творог, рыба и мясо), пряники, калачи, бублики. В чай часто добавляли спиртное – крепкие настойки и бальзамы. Часто подобные чаепития являлись хитрым способом не голодать во время постов – вроде и не еда, а чашек семь с пирожками навернешь, да и возрадуешься.
Во время чаепития обсуждались разные темы: семейные дела, городские новости, планы на будущее. Зачастую именно за чаем купцами заключались сделки на миллионы рублей.
По традиции самовар ставили в центр стола, а вокруг него - чашки и тарелки с выпечкой и колотым сахаром. Глава семьи первым наливал себе чай, затем чай наливался всем остальным по старшинству. Длиться такие чаепития могли по 4-5 часов, за это время приходилось несколько раз ставить самовар и переменять блюда с закуской, а каждый из участников чаепития выпивал до 8 чашек чаю.
Интересный ритуал чаепития был среди купцов. На столе рядом с самоваром хозяева обязательно ставили полоскательницу. В ней споласкивали посуду после каждой выпитой кружки чая. За один раз любители крепкого напитка могли выпить до 10 кружек. В день их получалось больше сорока. Для гостя радушные хозяева также проводили специальный обряд. После приглашения выпить чаю гость должен был дважды отказаться. И только на третье приглашение согласиться. Пришедший в дом должен был выпить не меньше трех чашек. Поставить сверху на кружку блюдце либо положить ложечку – это означало отказ от чая. Люди пили только очень горячий чай, почти кипяток, поэтому на плече у них лежало полотенце, чтобы вытирать разгоряченное лицо.
А как же не поговорить про сибирские традиции купеческого чаепития?
Увлечение чаепитием распространилось в среде сибирского купечества еще в первой половине XIX в. Удовольствие это было для того времени довольно дорогим, и в чаепитии выражалось отличие купцов от простых горожан и крестьян. Позднее, во второй половине XIX в., с развитием чаеторговли и появлением дешевых сортов чая, потребление этого напитка в Сибири становится повсеместным, однако, по замечанию В.П. Бойко, "только купцы могли позволить себе выпивать огромное количество чая" (до 40 стаканов в день).
Чай пили не менее 3-4 раз в день. Чаепитие сопровождалось молоком, булками, вареньем, пряниками. Этот напиток был обязателен при приеме гостей. К концу XIX в. чаепитие в Сибири становится непременным атрибутом деловой беседы, отдыха, семейных вечеров и т.п. В Сибири был распространен так называемый "кирпичный" чай, байховый пили гораздо реже. Купцы-старообрядцы предпочитали чаи липовые, малинные, морковные. Сортов этого напитка было много. В воспоминаниях современников упоминаются байховый, черный, "сквозник", зеленый, кирпичный, цветочный чаи разных сортов.
Иркутская газета «Восточное обозрение» еще в 1886 году писала: «Чаепитие в Сибири есть священнодействие. Не так важен обед, как чай… Хорошая хозяйка около самовара священнодействует».
А ребята Островского почитали! Шутки-то за столом какие начались! «А не прикупите ли Вы у меня сахарный заводик? Или пряничный?» «А не добавить ли Вам в чаёк лимончику для скуса?» «А длЯ чего Вы не говорите по-французски?»
Чаепитие – благодатное время для разговоров! И пословицы про чай вспомнили.
Выпей чайку – забудешь тоску! Чай пить – не дрова рубить. Самовар кипит – уходить не велит. Чай пьёшь – до ста лет проживёшь.
И у Пушкина про чай есть:
Смеркалось.
На столе, блистая,
Шипел вечерний самовар,
Китайский чайник нагревая,
Под ним клубился легкий пар…
И у Блока:
Глухая тоска без причины
И дум неотвязный угар.
Давай-ка наколем лучины –
Раздуем себе самовар!
За верность старинному чину,
За то, чтобы жить не спеша!
Авось, и распарит кручину
Хлебнувшая чаю душа!

Рассматривали картины Маковского и Кустодиева. И песню «У самовара я и моя Маша» вместе с Леонидом Утёсовым спели. А ещё про чашку чая с «Весёлыми ребятами». Оказывается, и «Ногано» про чай поёт, и «Хиросима», и «Лысый берег».
Невозможно подсчитать, сколько чашек чаю выпито, сколько съедено сушек и пирогов. И надо ли считать? Главное, что самовар объединил всех: и учеников, и учителей, которые зашли чайку попить. А уж Чарлику как хорошо!
22.10.2011, 15:52
Анна Советова

...Лишь музыка нетленна...

...Представить страшно мне теперь,
Что я не ту открыл бы дверь,
Другой бы улицей пошёл -
Тебя не встретил, не нашёл - когда-то эта песня лилась из всех форточек наших советских домов.
Почему я её вспомнила? Потому что и мне страшно представить, что выпускница нашей школы Оксана Васильевна Скокнина могла выбрать для работы другую школу. До неё отношение к урокам музыки было, мягко говоря, прохладное. Вопросы дисциплины, попытки потренькать на пианино в знак протеста, головная боль классных руководителей - это ушло безвозвратно. Чем привлекает детей талантливый учитель? Своей талантливой ненастойчивостью и удивительным светом, который он излучает. Оксана Васильевна не ставила перед собой задачу записать всех в хор или заставить петь во что бы то ни стало. Она пела ребятам сама - да так, что даже отъявленные хулиганы замирали перед силой и проникновенностью её голоса. А потом появилось много желающих научиться петь. Обычно вокальная студия школы состоит из девочек. Понимаю, что есть и другие примеры, но у нас уж так повелось. А здесь запели мальчики! Да как запели! Причём предпочтение отдают патриотическим песням - тем, где так мощно звучат мужские темы. На территории нашего микрорайона есть Дом ветеранов. Официально он называется интернатом, но ребята принципиально пренебрегают этим словом, видят в нём что-то уничижительное. Наших ветеранов осталось так мало! Каждый год мы теряем хорошо знакомых и уже ставших родными людей. На всех праздниках почтенные фронтовики и труженики тыла - самые желанные гости в нашей школе. Когда поют военные песни - не только у них, но и у наших ребят на глазах слёзы, и никто их не стесняется. Можно провести много бесед о войне, выучить много стихов - но ничто так не объединяет поколения, как общая песня - про взятие Берлина и трагедию Бреста, про тальяночку и землянку, про День победы и память.
Однажды корреспондент местной газеты спросила одного из вокалистов: "Что ты любишь больше: пение или футбол?" Парень оказался с юмором и ответил, помня Чехова, что больше он любит мармелад. "А если серьёзно,- добавил он,- пение вне конкуренции".
Смешные и проникновенно трогательные, озорные и очень серьёзные - юные вокалисты участвуют и побеждают в серьёзных конкурсах, будь то "Роза ветров" на Байкале или международный конкурс в Москве.
Чарли присутствовал на нескольких репетициях и даже пробовал петь. Девочки норовили приводить в порядок его причёску, а мальчишки просто озоровали, подбрасывая львёнка и дразня неприступных красавиц. "Настоящая жизнь",- думал Чарли и получал удовольствие.
21.10.2011, 17:25
Анна Советова

Чарли в гостях у Сибирячка

Ох, как летит время! У Чарли складывается впечатление, что школьный ритм подхватил его, закружил в стремительном танце цейтнота - и нет никакой возможности остановиться. Но всё же нашему путешественнику удалось найти местечко, где торопиться не получится по определению. Не захочешь торопиться, когда попадаешь в царство книг – школьную библиотеку. Яфаева Евдокия Михайловна, заведующая этим структурным подразделением, рада гостю. Она сейчас занимается подготовкой выставки, посвящённой детскому литературно-художественному журналу «Сибирячок», который скоро отметит своё двадцатилетие. Конечно, Чарли тут же вызвался помочь, а заодно задать много-много вопросов про журнал Катюше Хабудаевой, ученице второго класса.
В 1991 году известный иркутский писатель Марк Сергеев стал инициатором создания первого сибирского журнала для детей 5-12 лет «Сибирячок». Кто такой Сибирячок? По словам самого писателя, «это и цветок, и зверёк, и ребёнок, и взрослый человек, отдающий своё сердце детям». Первый номер журнала вышел в свет в Иркутске в марте 1992 года. Этот журнал – своеобразная энциклопедия родного края.
Авторами «Сибирячка» за эти годы стали лучшие писатели: Марк Сергеев, Виктор Астафьев, Юрий Черных, Геннадий Михасенко, Геннадий Машкин. С редакцией сотрудничают школы искусств, детские студии и клубы, так как есть возможность рассказать об одарённых ребятах и опубликовать их работы в журнале. Рассказы и стихи, сказки сибирских авторов, кроссворды, викторины, игры и загадки – на любой вкус! А особенно конкурсы! Наша школа тоже подружилась с журналом, поэтому ребята были приглашены главным редактором Светланой Асламовой на праздник по случаю выпуска сотого номера «Сибирячка».

Марк Сергеев. Как родился Сибирячок (отрывок из сказки):
“... в один прекрасный день шишка с громким стуком... нет, с громким шумом, нет, с громким шлепом упала как раз в серединку круга.
Вдруг отлетели все чешуйки, и остался на земле один орешек, точнее - один орех, а еще точнее - один орешище. Раздался треск, ореховая скорлупа лопнула... На поляне появился мальчишка, в меховой кухлянке, в шапочке из чешуек кедровой шишки, в кукушкиных сапожках.
- Настоящий сибирячок! - закричала ворона.
И все тоже закричали:
- Настоящий сибирячок!...
- Здравствуйте! - сказал Сибирячок птицам по-птичьи, деревьям по-деревски, нет, по-деревенски, нет, по-деревянному, а зверям по-звериному, чему все и удивились и обрадовались.
И тут раздался шумный вздох. Это вздохнул старый кедр:
- Дружи с ними, Сибирячок, будь им помощником и защитником”.

- Смотри, Сибирячок, как
хороша земля:
Поет о чем-то лес, ветвями шевеля,
И слышен шорох трав, на них
горит роса,
И рокот ручейков, и птичьи голоса...
- Смотри, Сибирячок, чуть
видною тропой
Олени по тайге идут на водопой,
Туда, где синеву под солнцем
расплескал,
Как сказку наяву - наш чудодей
Байкал.
- Смотри, Сибирячок, как
величав простор,
Какой чистейший снег одел
вершины гор,
Как молода земля по имени Сибирь!
Сергей Смирнов, доцент Иркутского университета, член Союза журналистов

Чарли с интересом листал номера журнала за разные годы, слушал Катюшу, а теперь контролирует, как я размещаю материалы в блоге!

Не думала, что вернусь к этим материалам. Но сегодня обнаружила в своих архивах воспоминания главного редактора Светланы Асламовой о Марке Сергееве по случаю десятилетия журнала, и так защемило сердце!
ВОСПОМИНАНИЯ О МАРКЕ СЕРГЕЕВЕ

Воспоминания - это единственный рай,
из которого мы не можем быть высланы
Оноре де Бальзак

Вспоминаю о Марке Давидовиче светло, с благодарностью за общение с ним, за дружбу, внимание и участие в моей жизни и, конечно, за сотрудничество в очень интересном деле - создании журнала “Сибирячок”. Во многом благодаря ему и его богатой домашней библиотеке я хорошо познакомилась с творчеством сибирских детских писателей начала и середины ХХ века. В 1985 году мы создали в Восточно-Сибирском книжном издательстве редакцию детской литературы, хотя, стоит заметить, нигде, ни в одном областном издательстве ничего подобного не было. Мы по собственной инициативе собрали совещание детских писателей Сибири в Иркутске. Приехали Георгий Граубин из Читы, Борис Копалыгин, Владимир Тройнин, Тамара Чинарева с Дальнего Востока, Сергей Панфилов из Новосибирска, Александр Казанцев, Валентина Кудрявцева из Томска, Эдуард Гольцман из Кузбасса и многие-многие другие. Участники совещания тепло поддержали идею создания в Сибири детского журнала для детей “Сибирячок”. В те времена организовать детский журнал было чрезвычайно трудно. В начале перестройки вышел новый закон “О средствах массовой информации”. И в 1991 году 1 июля мы получили “Свидетельство о регистрации средства массовой информации” в Мининформпечати. С тех пор прошло 10 лет. Журнал выходит в свет, живет и радует детей Сибири.
Сейчас многие спрашивают, кто придумал имя это - Сибирячок? Имя, возможно, придумал все-таки Юрий Иванович Бурыкин, директор нашего издательства. Когда нас детвора завалила почтой с откликами на вышедший в 1987 году альманах “Сибирячок”, Бурыкин, счастливый от успеха, забегал в наш кабинет и восклицал: «Это я придумал Сибирячка!» Было очень много споров, предложений, каким должен стать персонаж, кто напишет сказку, кто нарисует его... Даже конкурс объявили! Без всякого конкурса было понятно, что сделает, как всегда, быстро и хорошо Марк Сергеев. Так и случилось! Сказка была написана хорошая, таежная, мальчик Сибирячок был просто превосходный. Вот как сам Марк Давидович говорил о нем в новогоднем интервью 1991-1992 г.г.:
- Как получилось, что вы придумали всех героев “Сибирячка”? И почему именно Сибирячок стал главным героем?
- Не всех! Сибирячок, Ворона, боцман Сарма придуманы мной. Я всю жизнь живу среди детей. Сначала, когда писал для своих детей, потом для внуков, мечталось, чтобы у нас в Сибири был свой детский журнал и было бы в нем напечатано все самое лучшее, что есть в Сибири.
- А почему Сибирячок? Только ли потому, что он живет в Сибири?
- Не только! Мне кажется, что Сибирячок - символ чистоты природы и естественности. Понимаете, у нас любят заумные имена давать, а в журнале если боцман, то Сарма, если леший - Кеша, потому что имя это распространенное в Сибири. Сибирячок - это и цветок, и дерево, и ребенок, и взрослый человек, который свое сердце отдает детям.
Много сердца и души отдал Марк Давидович нашему журналу. Для него “Сибирячок” был прекрасной планетой детства, где всю свою фантазию, все знания родного края, все давние задумки он воплощал в журнале. Мы собирались сначала своей дружной редколлегией в подвальной комнатенке Дома литераторов, в мастерской у Муравьева Саши, дома пили чай не раз у Сергеевых, потом при благополучном выселении из Дома литераторов обосновались в ДК профсоюзов. Наш Марк Давидович был членом редколлегии, автором журнала, он был и актером, и драматургом сценариев наших праздников, он создал действительно не только образ главного героя, но и всю компанию друзей Сибирячка. Помогали, конечно, и Светлана Волкова, создавшая аптекаря Анти-Оха, лешего Кешу, робота Урсика придумал Миша Башкиров, художественно воплотил их в рисунках главный художник Александр Муравьев. Потом происходили удивительные вещи: авторами необыкновенных приключений становились все мы, и порой Марк писал стихи об Анти-Охе, а Света Волкова - о Сибирячке, главное, все они стали жить своей увлекательной журнальной жизнью. Пожалуй, не было ни одного номера, где бы что-то не происходило интересное с героями. Однажды я загрустила, что у нас в журнале все персонажи - мальчики, просто мужской журнал какой-то получается! Тотчас появились у аптекаря Анти-Оха юные помощницы Юля-Пилюля и Натка-Облатка, которые всегда находили выход, если их фармацевт попадал ну, например, в такую новогоднюю ситуацию: аптеку снегом занесло. Придумал их, конечно, неугомонный и находчивый Марк Давидович!
Вдруг кричит ребятам Юля,
По прозванию Пилюля:
- Не пристало унывать!
Я сейчас вам из рогатки
Залпом выстрелю загадки!
Ваше дело - отгадать!
Вдруг кричит ребятам Натка,
По прозванию Облатка:
- Я пущу стрелу из лука,
Вы ловите. Раз! Два! Три!
Сколько Марк Давидович написал сказок, приключений, стихов о Сибирячке и его друзьях! Стоит все-таки их перечислить! Это ведь целая индустрия, под стать Уолту Диснею. Из названий уже понятно, о чем они: “Почему его назвали Анти-Охом”, ”Как Сибирячок читал лесную книгу”, “Боцман Сарма приветствует вас”, “Сибирячок получил приглашение в детский сад”, “Загадки боцмана Сармы”, “Сибирячок и его друзья играют в слова”, “Как аптекарь Анти-Ох посадил цветной горох” и т.д. Можно с уверенностью сказать, что успех журнала в этих, на первый взгляд, незатейливых приключениях героев журнала. Он создал и огромное количество рекламных стишков, афишек, зазывалок и приглашалок на подписку и на праздники. Это тоже дорогого стоит! Я очень люблю такие стишки на пригласительном билете:
В нашем тридевятом царстве,
В славном детском государстве
Много сказок и чудес.
Здесь растет волшебный лес,
В нем такое происходит!
Здесь под кедром Леший ходит,
Здесь вам даст целебный мох
Наш аптекарь Анти-Ох,
Славный боцман наш Сарма
(У него историй тьма)
Пригласит вас в свой распадок,
Загадает сто загадок.
Приходите, в добрый час!
Будет весело у нас!
“Можно войти в этот прекрасный дом?” - так и слышу до сих пор его голос, но увы, друзья уходят... Сделанное ими, конечно, остается с нами. К 5-летию журнала “Сибирячок” Марк Давидович написал пьесу для Областного кукольного театра “Аистенок”, она называлась “Колыбельная леса, или День рождения Сибирячка”. Спектакль успешно шел все 5 лет, актеры возили его по детским учреждениям. И такая была это реклама Сибирячку! Знал бы Марк Сергеев, что его персонажей, воплощенных в кукол, похитили воры-разбойники! Он непременно бы написал продолжение своей истории для “Аистенка”, но его нет, и журнал заметно осиротел без своего кумира.
Сейчас к 10-летию “Сибирячка” редакция составила каталог содержания журнала за 10 лет. И заметно, что значительную долю произведений на тему краеведения написал Марк Давидович Сергеев, ведь он был человеком энциклопедических знаний. Он создал для журнала рубрику “Гербы сибирских городов”, и сам написал о каждом из них хорошие, доступные для понимания детей тексты. Он с удовольствием писал о губернаторах Сибири. Например, о губернаторе Восточной Сибири графе Николае Муравьеве-Амурском. В журнале впервые увидели свет многие его новые стихи для детей и сказки. Я всегда говорила ему, что, если бы он полностью себя посвятил только детской литературе, он бы стал еще более известным и замечательным писателем в России. На мой взгляд, в последние годы жизни, когда он писал для внуков, это были очень интересные работы: стихи на тему небывальщины “Как у Бабы у Яги”, “Кот Муркот”, “День наоборот”, “Неправильный завтрак”, “Когда к тебе явился грипп”, “Сарафан”, “Лунатик”, “Дорогие мои дети”, сказка “Гостиница “Три кота” и другие. Остались в журнале и еще неопубликованные произведения. Надеемся к 75-летию писателя напечатать главы из веселой сказки “Страна бантиков”.
Особенно я хочу отметить его деятельность как члена редколлегии. Он уделял этой работе очень серьезное внимание. Всегда, куда бы он не ездил в командировку, отовсюду привозил новые рукописи, книжки детских писателей, из-за границы вез детские журналы и дарил “Сибирячку”. Нам надо было все знать, уметь сравнивать, чему-то и поучиться у других. И все же, он считал, главное - это выработка концепции, идеи, программного направления издания. С самого начала мы стали придерживаться российских культурных традиций, на которых столетиями воспитывались дети нашего края. У нас, сибиряков, богатое культурное наследие, у нас прекрасная природа, замечательный Байкал - все это мы должны нести в журнал детям. Так нередко он наставлял нас. Он читал все рукописи и делал ценные замечания. Был в нем талант редактора.
Мы чувствовали его поддержку, он был нашим флагманом, нашей палочкой-выручалочкой всегда, во всех делах. Всегда аккуратен, вовремя принесет материал, вычитанный и подготовленный к печати!
У Марка Давидовича было много интересов и пристрастий, но все же самой светлой отдушиной в его жизни - мне так кажется - был наш журнал. Он был большим чудаком, любил анекдоты, экспромты, наши компании, застолья праздничные. В редакционном альбоме “Сибирячка” на память остался его новогодний рисунок “Как я живу?!” с шуточной надписью:

Художникам “Сибирячка”
Даю вперед я два очка!
Рисую плохо.
Только стих могу писать
Чуть лучше их!
Он с удовольствием “варил” с нами редакционную “кашу” в телепередаче о журнале у Саши Муравьева в мастерской, ходил на выступления в школы, прихватив “Сибирячки” под мышку. Нас удивляло, что он всегда аккуратно оформлял подписку на журнал “Сибирячок”, хотя ему, как члену редколлегии, полагался каждый свежий номер. Он свято верил, что увеличение подписки хотя бы на одного читателя очень важно. Сейчас бы он порадовался приличному тиражу и тому, что журнал буквально идет нарасхват.
Стоят на полке его книжки, приветливо подписанные с пожеланием мне светлой и радостной судьбы... Потомки будут читать его книги, листать пожелтевшие страницы “Сибирячка” и уже обстоятельно напишут литературоведческие статьи. Наша задача - сохранить это наследие.

16.10.2011, 12:01
Анна Советова

Прокоше от Чарли

Чарли с интересом следит за путешествием Прокоши и гордится тем, как кропотливо она собирает материалы на "космическую" тему. Покопался наш Чарльз в архивах и нашёл-таки то, что должно заинтересовать зеленоглазую Принцессу.
Читайте материалы "Как космонавт с Ангарском подружился"
http://www.svecha-news.ru/issue/1162/2748/
15.10.2011, 20:39
Анна Советова

Дождь меняет планы

Сегодня мы с Чарли собирались на Байкал, но вмешалась погода: в сильный дождь на перевалы лучше не соваться. Чарли было приуныл. Но, как всегда, на выручку приходят друзья. Они ввалились в мой дом целой ватагой - шумные, пропахшие дождём, с гитарой и идеями. Если не суждено побывать на Байкале, нужно Байкал пригласить к себе! Как? В воспоминаниях, песнях, фотографиях! Чарли с замиранием сердца слушал удивительные рассказы об озере, об острове Ольхон (как хорошо там и ранней весной, когда ломается лёд, и поздней осенью, когда обнажаются камни); об удивительных людях, которые всю свою жизнь посвятили охране уникального озера. А ещё слушал песни под гитару и смотрел фотографии. Нельзя сейчас приготовить уху из омуля на костре? Зато можно отыскать старинный её рецепт в Интернете! И уже не осталось и следа от сожаления по поводу несостоявшейся поездки. Многим из того, что увидел и услышал Чарли, он спешит поделиться с вами, дорогие друзья! А рецепт ухи мы размещаем специально для нашей Эльвиры Евгеньевны.
Песня о Байкале
Когда-то древнею порой
Язычный бог Бурхан,
Пожертвовав земной корой,
Решил создать вулкан.
Но, выпив воду здешних недр
Наполненный бокал,
Спокоен стал, душою щедр,
И произнёс: «Байкал!»

Припев:
С той поры мы «Байкал»
Произносим, не споря,
Выпивая бокал
Из священного моря.

И переполнив тот разлом
Прозрачною водой,
Облил себя, - огню назло
Прохладной Ангарой.
И родилась здесь доброта,
И щедрых чувств накал.
Спасёт планету красота
От озера Байкал.

Припев:
Да восславим Байкал –
Всей Руси нашей корень,
Наполняя бокал
За священное море.

Чиста вода, и воздух чист.
Крепчает здесь народ.
Купец, казак и декабрист
Продолжили здесь род.
Здесь и японец, швед и грек
От зависти икал.
Но был, и присно, и вовек,
Всегда наш дом – Байкал!

Припев:
Вечно славный Байкал
С нами в радость и в горе.
Выпьем полный бокал
За священное море…

Автор Владимир Ерошин

Омуль и уха из него
Собственно говоря, уху из омуля можно готовить точно так же, как из любой другой рыбы. Несмотря на свою редкость и благородство, омуль не требует каких-либо специальных условий приготовления. Около часа готовится бульон из омуля, солится за полчаса до готовности, примерно тогда же можно бросить овощи - лук, картофель, морковь. Никогда не будет лишним в ухе и помидор - он придаст рыбному бульону своеобразный привкус, подчеркивающий вкус рыбы.
В прибайкальских регионах уха из омуля варится не очень часто. Для приготовления ухи есть рыбы куда более благородные, чем омуль, и бульон из них получается наваристей и ароматнее. К таким рыбам относятся, в первую очередь, таймень и налим. Омуля же гораздо чаще коптят, солят, готовят строганину или расколотку. И все же это не значит, что уха из омуля не вкусна. Бульон из омуля получается очень жирным, вкусным и наваристым, ведь в мясе омуля содержится большое количество жира.
Если уж вы решили приготовить уху из омуля по старинным сибирским рецептам, помните, что коренные сибиряки не любят перебивать вкус рыбы картофелем, крупой, рисом или макаронами. Они считают, что все это в ухе лишнее. Единственный овощ, который всегда добавляется в уху из омуля - это репчатый лук. Он только подчеркивает вкус рыбы.
Итак, для приготовления ухи из омуля (лучше свежевыловленного) тушки его нужно очистить от чешуи, выпотрошить и вымыть. Лучшая посуда для приготовления ухи из омуля - старый закопченный котелок, лучшая вода - вода из Байкала. Одновременно с рыбой в воду добавляется репчатый лук. Время приготовления бульона зависит от размера тушек омуля. Главное - не забыть посолить и поперчить уху за 20 минут до готовности. Коренные сибиряки под любую уху, будь она сварена из омуля или из какой-либо другой рыбы, очень любят выпить рюмочку настойки на хрене, так же приготовленную в домашних условиях.
footer logo © Образ–Центр, 2017. 12+